4.2017 с. 21-24 Выявление и оценка генетических источников самосовместимости у клевера лугового для создания сортов с высокой и стабильной семенной продуктивностью

УДК 633.322:630*165.4.181.351

Выявление и оценка генетических источников самосовместимости у клевера лугового для создания сортов с высокой и стабильной семенной продуктивностью

 

М. Ю. Новосёлов, доктор сельскохозяйственных наук

О. А. Старшинова

Л. В. Дробышева, кандидат сельскохозяйственных наук

Г. П. Зятчина, кандидат биологических наук

Отдел селекции и первичного семеноводства клевера, ВНИИ кормов им. В. Р. Вильямса

141055, Россия, Московская обл., г. Лобня, Научный городок, корп. 1

E-mail: drobyshewa.vik@mail.ru

Основными лимитирующими факторами в развитии клеверосеяния являются дефицит семян и их высокая стоимость. Наши исследования были направлены на поиск, выделение и изучение самосовместимых генотипов клевера лугового (Trifolium pratense L.). Потомство образца № 3000 I1, генетического источника самосовместимости, обладало данным свойством на уровне от 18 до 100 %. Средняя величина завязываемости семян при самоопылении составила 77 %, что сопоставимо с результатом при перекрёстном опылении (93 %) и многократно превосходит показатель самосовместимости у диплоидных сортов (0,5–1 %). Все изученные формы обладали завязываемостью семян на уровне 46 % без триппинга цветков при механическом воздействии на соцветия. Цитологическое изучение пыльцы и анализирующие скрещивания с диплоидными формами показали, что данный образец имеет диплоидное состояние. Сравнение по основным морфо-биологическим признакам образца № 3000 I1 с сортами Ранний 2 и ВИК 7 показало, что он отличается более продолжительным вегетационным периодом, низкорослостью, формирует большее количество стеблей, отличается повышенной облиственностью, содержанием сухого вещества и протеина. Выявлена высокая наследуемость самосовместимости в реципрокных скрещиваниях с сортом Ранний 2. Уровень самосовместимости более 50 % в поколении F1 был достигнут у 53 % генотипов при прямых и 74 % — при обратных скрещиваниях. Таким образом, созданный исходный материал может использоваться в селекционной практике для получения гомозиготного линейного материала и создания многолинейных сортов клевера лугового с высокой и устойчивой семенной продуктивностью.

Ключевые слова: клевер луговой, семенная продуктивность, самосовместимость, генетический источник, наследуемость.

В большинстве регионов страны основными кормовыми культурами являются многолетние травы, которые обеспечивают устойчивое и эффективное кормопроизводство. Среди многолетних трав ведущая роль принадлежит бобовым культурам, которые наиболее эффективны экономически и обладают высокой средообразующей способностью.

В современных условиях особенно актуальным является импортозамещение в отрасли животноводства. Для создания устойчивой кормовой базы необходимо довести посевы бобовых трав и их смесей в структуре травосеяния до 70–75,5 вместо 42–43 %. В целом по стране в соответствии с долгосрочным прогнозом до 2020 года общая площадь бобовых трав должна составлять 15–16 млн га, в том числе клевера 7–7,5 млн га против имеющихся в настоящее время 4,4 млн га (Новосёлов, Шпаков, Рудоман, 2004). Для решения этой задачи необходимо ежегодно производить 38 тыс. т семян клевера лугового (Trifolium pratense L.), что соответствует увеличению валового сбора семян в 6–7 раз (Переправо, Золотарёв, 1997). Реализация этой задачи затрудняется из-за низкой семенной продуктивности в производственных условиях: от 60 до 115 кг/га в зависимости от зоны возделывания (Переправо, Золотарёв, Карпин и др., 2015). Ситуация осложняется ещё и тем, что рентабельность семеноводства клевера, по расчётам специалистов отдела семеноводства ВНИИ кормов, обеспечивается урожайностью более чем в 100 кг/га в системе производства репродукционных семян и более 150 кг/га ― в системе производства семян высших репродукций (оригинальных и элитных).

На фоне дефицита репродукционных семян клевера лугового на рынке сбыта и их высокой стоимости значительно активизировались зарубежные селекционно-семеноводческие компании, что также не способствует решению проблем импортозамещения. Если за период с 2000 по 2010 год в нашей стране было районировано только два зарубежных сорта клевера лугового, или 10 % от общего количества районированных сортов, то за последние 5 лет — уже шесть сортов, или 38 % (Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию, 2016).

Кардинальное решение данной проблемы возможно при условии использования всестороннего подхода в первую очередь на основе разработки сортовых технологий производства семян с применением агроэкологического выделения зон устойчивого семеноводства (Методические указания по селекции и элитному семеноводству новых сортов клевера лугового, 2010; Переправо, Золотарёв, Новосёлов и др., 2012).

Вторым аспектом решения этой задачи является создание сортов с высокой и устойчивой семенной продуктивностью. Учитывая прямую зависимость урожайности семян клевера от погодных условий в период цветения и особенно уборки, необходимо вести селекционный процесс на выведение сортов клевера, обеспечивающих эффект «избегания», т.е. способных до наступления неблагоприятных погодных условий сформировать урожай. Для регионов с неустойчивой семенной продуктивностью (Северного, Северо-Западного, Северо-Восточного и севера Центрально-чернозёмного региона) необходима селекция раннеспелых многоукосных сортов, у которых показатель семенной продуктивности в 2 раза выше, чем у среднеранних и позднеспелых сортов (Новосёлов, Дробышева, Зятчина и др., 2014).

Важную роль в создании сортов, обладающих высокой семенной продуктивностью, могут внести исследования по выявлению генетических источников признаков, определяющих семенную продуктивность. К таким признакам можно отнести двусемянность (Новосёлова, Косицина-Пинегина, 1987), укороченную трубку венчика цветка и самосовместимость генотипов.

Несмотря на то, что растения клевера лугового являются строгими энтомофилами, при изучении большого количества растений можно выявить отдельные генотипы, обладающие самосовместимостью (Писарев, 1935). Наиболее перспективны для изучения в этом плане дикорастущие популяции клевера лугового, произрастающие в условиях пространственной изоляции и ограниченного количества естественных насекомых-опылителей. Такие генотипы были обнаружены Жуковским в образцах, собранных на Памире, и Лисицыным в горном Алтае (Серебровский, 1969; Мухина, Станкевич, 1993).

Исходя из этого, наши исследования посвящены поиску, оценке и возможности вовлечения самосовместимых генотипов клевера лугового в селекционный процесс.

Методика исследований. Исследования проводились в условиях селекционно-тепличного комплекса в оранжереях и камерах искусственного климата согласно методическим рекомендациям (Методические рекомендации по технологии выращивания трёх поколений клевера и люцерны в оранжереях и камерах с контролируемыми условиями среды в течение года, 1981; Методические указания по селекции и первичному семеноводству клевера, 2002; Новосёлов, 2005). В качестве исходного материала использовались сорта клевера лугового диплоидного типа: ВИК 7, Ранний 2; селекционный образец № 226 Бц с рецессивным маркерным признаком — белой окраской соцветий; дикорастущий образец № 3000, найденный в горном Таджикистане.

В процессе исследований применялось ручное перекрёстное и самоопыление цветков без кастрации с использованием нетканого газо- и водопроницаемого материала в качестве дополнительной изоляции растений от перекрестного опыления насекомыми.

Результаты исследований. В результате оценки дикорастущего образца № 3000 на способность к самосовместимости был выделен генотип с очень высокой степенью завязываемости семян от самоопыления. Оценка потомства этого генотипа I1 представлена в табл. 1.

Все изученные образцы среди потомства генотипа № 3000 I1 унаследовали свойство самосовместимости: завязываемость семян при самоопылении была на уровне 18‒100 %. Средняя завязываемость семян у образца № 3000 составила 77 %, что сопоставимо с результатом перекрёстного опыления (94 %) и значительно превосходит показатель самосовместимости у диплоидных сортов клевера лугового, уровень которого колеблется от 0,5 до 1 % (табл. 1).

  1. Оценка потомства генотипа № 3000 I1 по степени самосовместимости
Схема опыления Количество генотипов, шт. Опылено цветков, шт. ∑ Получено семян, шт. ∑ Завязываемость, %
Самоопыление

cорт ВИК 7 (st I1)

12 367 3 0,8
Самоопыление

сорт Ранний 2 (st I1)

12 390 2 0,5
Перекрёстное опыление внутри образца № 3000 I1 (st F1) 10 214 201 93,9
Самоопыление

образец № 3000 I1

10 299 231 77,3
Механическое воздействие на цветки образца № 3000 I1 без триппинга 10 900 413 46,0

В процессе исследования свойства самосовместимости образца № 3000 I1 было установлено, что все изученные формы обладали способностью завязывать семена без триппинга цветков при механическом воздействии на соцветия (обжатие соцветия пальцами рук). Уровень завязываемости семян при таком механическом воздействии составил 46 %. Цитологическое изучение пыльцы этого образца показало, что форма и размеры пыльцевых зёрен соответствуют диплоидным формам клевера. Уровень плоидности был подтверждён анализирующими скрещиваниями, где в качестве материнских форм использовались диплоидные генотипы селекционного образца № 226 Бц (2n) с маркерным рецессивным признаком — белой окраской соцветий. Уровень завязываемости при искусственном скрещивании в комбинации 226 Бц × 3000 I2 составил 62 %, что характерно для скрещивания диплоидных форм клевера лугового. Анализ потомства F1 от скрещиваний (226 Бц ♀ × 3000 I1♂) показал, что все генотипы имели восстановленную окраску соцветий и носят гибридный характер. Это указывает на диплоидное состояние образца № 3000 I1.

Проведена оценка основных морфо-биологических признаков образца № 3000 I2, созданного в процессе исследований, в сравнении с допущенными к использованию сортами: раннеспелым сортом Ранний 2 и среднеспелым ВИК 7 (табл. 2).

  1. Морфо-биологическая характеристика самосовместимого образца № 3000 I2 (в среднем на одно растение)
Сорт, образец Вегетационный период, дней* Высота стеблей, см Количество стеблей, шт. Количество головок, шт. Количество междоузлий, шт. Масса стеблей, г Облиственность, % Надземная масса, г СВ, % Содержание протеина, %
ВИК 7 (st) 82 74,7 3,6 8,1 7,4 21,8 44 39,2 18,4 15,4
Ранний 2 (st) 72 56,2 4,0 8,5 5,0 17,0 41 28,9 16,6 18,0
№ 3000 I2 90 40,7 4,6 8,6 5,0 11,4 59 28,0 20,4 17,6
НСР05 4,2 0,6 2,0 0,5 1,7 3,4

Примечание: * ― от высадки до цветения.

Образец № 3000 I2 отличался более продолжительным вегетационным периодом, сравнительной низкорослостью. Растения формировали большее количество тонких стеблей и отличались повышенной облиственностью, высоким содержанием сухого вещества и протеина. Накопление надземной массы у образца № 3000 I2 находилось на уровне раннеспелого сорта Ранний 2 (табл. 2). Кроме того, данный образец отличался повышенной опушённостью стеблей и листьев и обладал сильным ароматом цветущих соцветий.

Для изучения наследуемости свойства самосовместимости была проведена гибридизация образца № 3000 I2 с раннеспелым сортом клевера лугового Ранний 2 по реципрокной схеме (Ранний 2 × 3000 I2 ♂; 3000 I2 ♀ × Ранний 2), и проанализировано гибридное потомство F1 (табл. 3).

 

  1. Оценка гибридов F1 от реципрокных скрещиваний по степени самосовместимости
Комбинации скрещиваний и способы опыления Количество генотипов, шт. Опылено цветков, шт. Завязалось семян, шт. Завязываемость, %
Перекрёстное опыление внутри образцов

Ранний 2 × 3000 I2 (st)

15 520 385 74
Перекрёстное опыление внутри образцов

3000 I2 × Ранний 2 (st)

12 324 288 89
Самоопыление

Ранний 2 × 3000 I2, F1

17 820 431 53
Самоопыление

3000 I2 × Ранний 2, F1

23 736 552 75

Оценка гибридного поколения F1 показала, что как в прямых, так и в обратных скрещиваниях уровень завязываемости семян от самоопыления достаточно высокий и составил 53 и 75 % соответственно, но уступает завязываемости в контрольных вариантах при перекрёстном опылении между генотипами на 21 и 14 % соответственно (табл. 3). Эти различия объясняются разной степенью самосовместимости отдельных генотипов в гибридном потомстве, которая варьировалась от 0 до 130 %.

Для анализа гибридного потомства по степени проявления свойства самосовместимости все анализируемые генотипы были разбиты на четыре группы по завязываемости семян: 1) самонесовместимые — 0–3 %; 2) слабосовместимые — 3–10 %; 3) среднесовместимые — 10–50 %; 4) высоко самосовместимые — более 50 % (рис. 1). Наибольшее число генотипов было представлено первой и четвёртой группами: самонесовместимые: 17 — при прямом и 29 % — при обратном скрещивании; высоко самосовместимые — 53 и 74 % соответственно. Слабо- и среднесовместимые генотипы занимают промежуточное положение в наследовании данного свойства, их уровень самосовместимости составил 4 и 12 %.

Рис.1. Характеристика расщепления генотипов по признаку самосовместимости в гибридном потомстве F1 от реципрокных скрещиваний

Также установлено, что у ряда генотипов уровень самосовместимости превышает 100 %. Это указывает на формирование некоторого количества семян от самоопыления без триппинга цветков при ручной гибридизации соцветий. Исходя из этого, в селекционной практике для получения гибридного материала желательно использовать скрещивания, где в качестве материнских форм используются самонесовместимые генотипы. Полученные данные говорят о высокой наследуемости свойства самосовместимости у выявленного генетического источника и возможности проведения отборов уже в F1-поколении.

Заключение. Из образца, найденного в горном Таджикистане, был выделен генетический источник самосовместимости — образец № 3000. Путём самоопыления был создан селекционный образец № 3000 I2 с уровнем самосовместимости более 77 % с высокой степенью наследуемости данного свойства. Полученный исходный материал может использоваться в селекционной практике для получения гомозиготного линейного материала и в создании многолинейных сортов клевера лугового с высокой и устойчивой семенной продуктивностью.

 

Литература

  1. Агроэкологические основы элитного и товарного сортового семеноводства / Н. И. Переправо, В. Н. Золотарёв, М. Ю. Новосёлов и др. // Экологическая селекция и семеноводство клевера лугового. — Москва: ООО «Эльф ИПР», 2012. — С.256–260.
  2. Агроэкологическое семеноводство кормовых культур / Н. И. Переправо, В. Н. Золотарёв, В. И. Карпин и др. // Основные виды и сорта кормовых культур. — Москва: Наука, 2015. — 448 с.
  3. Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию. — М.: ФГБНУ «Росинформагротех», 2016. — Т. 1. — 504 с.
  4. Методические рекомендации по технологии выращивания трёх поколений клевера и люцерны в оранжереях и камерах с контролируемыми условиями среды в течение года. — Москва: ВАСХНИЛ, ВИК, 1981. — 43 с.
  5. Методические указания по селекции и первичному семеноводству клевера. — Москва: РАСХН, ВИК, 2002. — 68 с.
  6. Методические указания по селекции и элитному семеноводству новых сортов клевера лугового. — Москва: ВНИИ кормов, 2010. — 27 с.
  7. Мухина Н. А. Культурная флора: многолетние травы (клевер, люцерна) / Н. А. Мухина, А. К. Станкевич. — Москва: Колос, 1993. — Т. ХIII. — 159 с.
  8. Новосёлов М. Ю. Влияние условий искусственного климата на генетико-морфологические признаки и сокращение селекционного процесса клевера лугового / М. Ю. Новосёлов // Селекция и семеноводство многолетних трав. — Москва, 2005. — С.24–27.
  9. Новосёлов Ю. К. Состояние и экономические аспекты развития полевого кормопроизводства в Российской Федерации / Ю. К. Новосёлов, А. С. Шпаков, В. В. Рудоман. — Москва: ФГНУ «Росинформагротех», 2004. — 51 с.
  10. Новосёлова А. С. Влияние генетически обусловленного признака двусемянности боба на семенную продуктивность клевера лугового / А. С. Новосёлова, Е. Н. Косицина–Пинегина // Генетические методы в селекции кормовых трав. — Вильнюс, 1987. — С.31–32.
  11. Переправо Н. И. Научные проблемы селекции и семеноводства многолетних трав / Н. И. Переправо, В. Н. Золотарёв // Сборник научных трудов. — Москва: РАСХН, ВНИИ кормов, 1997. — С.273–290.
  12. Писарев В. Е. Инцухт / В. Е. Писарев. — Москва, 1935. — Т. 1. — 604 с.
  13. Серебровский А. С. Селекция животных и растений / А. С. Серебровский. — Москва: Колос, 1969. — 159 с.
  14. Современные подходы в селекции клевера лугового для кормопроизводства России / М. Ю. Новосёлов, Л. В. Дробышева, Г. П. Зятчина и др. // Земледелие. — 2014. — № 1. — С.43–46.

References

  1. Agroekologicheskie osnovy elitnogo i tovarnogo sortovogo semenovodstva / N. I. Perepravo, V. N. Zolotarev, M. Yu. Novoselov et al. // Ekologicheskaya selektsiya i semenovodstvo klevera lugovogo. — Moscow: OOO «Elf IPR», 2012. — P.256–260.
  2. Agroekologicheskoe semenovodstvo kormovykh kultur / N. I. Perepravo, V. N. Zolotarev, V. I. Karpin et al. // Osnovnye vidy i sorta kormovykh kultur. — Moscow: Nauka, 2015. — 448 p.
  3. Gosudarstvenny reestr selektsionnykh dostizheniy, dopushchennykh k ispolzovaniyu. — Moscow: FGNU «Rosinformagrotekh», 2016. — Vol. 1. — 504 p.
  4. Metodicheskie rekomendatsii po tekhnologii vyrashchivaniya trekh pokoleniy klevera i lyutserny v oranzhereyakh i kamerakh s kontroliruemymi usloviyami sredy v techenie goda. — Moscow: VASKhNIL, VIK, 1981. — 43 p.
  5. Metodicheskie ukazaniya po selektsii i pervichnomu semenovodstvu klevera. — Moscow: RASKhN, VIK, 2002. — 68 p.
  6. Metodicheskie ukazaniya po selektsii i elitnomu semenovodstvu novykh sortov klevera lugovogo. — Moscow: VNII kormov, 2010. — 27 p.
  7. Mukhina N. A. Kulturnaya flora: mnogoletnie travy (klever, lyutserna) / N. A. Mukhina, A. K. Stankevich. — Moscow: Kolos, 1993. — Vol. XIII. — 159 p.
  8. Novoselov M. Yu. Vliyanie usloviy iskusstvennogo klimata na genetiko-morfologicheskie priznaki i sokrashchenie selektsionnogo protsessa klevera lugovogo / M. Yu. Novoselov // Selektsiya i semenovodstvo mnogoletnikh trav. — Moscow, 2005. — P.24–27.
  9. Novoselov Yu. K. Sostoyanie i ekonomicheskie aspekty razvitiya polevogo kormoproizvodstva v Rossiyskoy Federatsii / Yu. K. Novoselov, A. S. Shpakov, V. V. Rudoman. — Moscow: FGNU «Rosinformagrotekh», 2004. — 51 p.
  10. Novoselova A. S. Vliyanie geneticheski obuslovlennogo priznaka dvusemyannosti boba na semennuyu produktivnost klevera lugovogo / A. S. Novoselova, E. N. Kositsina–Pinegina // Geneticheskie metody v selektsii kormovykh trav. — Vilnius, 1987. — P.31–32.
  11. Perepravo N. I. Nauchnye problemy selektsii i semenovodstva mnogoletnikh trav / N. I. Perepravo, V. N. Zolotarev // Sbornik nauchnykh trudov. — Moscow: RASKhN, VNII kormov, 1997. — P.273–290.
  12. Pisarev V. E. Intsukht / V. E. Pisarev. — Moscow, 1935. — Vol. 1. — 604 p.
  13. Serebrovskiy A. S. Selektsiya zhivotnykh i rasteniy / A. S. Serebrovskiy. — Moscow: Kolos, 1969. — 159 p.
  14. Sovremennye podkhody v selektsii klevera lugovogo dlya kormoproizvodstva Rossii / M. Yu. Novoselov, L. V. Drobysheva, G. P. Zyatchina et al. // Zemledelie. — 2014. — No.1. — P.43–46.

Detection and assesment of red clover genetic sources with self-compatibility for development the varieties with high and sustainable seed productivity

  1. Yu. Novoselov, Dr. Agr. Sc.
  2. A. Starshinova
  3. V. Drobysheva, PhD Agr. Sc.
  4. P. Zyatchina, PhD Biol. Sc.

Department of Clover Breeding and Primary Seed Production, the All-Russian Williams Fodder Research Institute

141055, Russia, the Moscow region, Lobnya, Science Town, 1

E-mail: drobyshewa.vik@mail.ru

 

The basic limiting factor in development of clover-sowing is the deficit and high cost of seeds. Our investigations were directed on search, selection and study of self-compatible genotypes of red clover (Trifolium pratense L.). Progeny of a genetic source with self-compatibility (№ 3000 I1) exhibited this property with the level from 18 to 100 %. The average value of seed setting was 77 % at self-pollination, which was comparable with this parameter at cross-pollination — 93 %, and exceeded in many times self-compatibility of diploid varieties — 0.5–1 %. Every investigated genotype set seeds by 46 % in the absence of tripping, by mechanical stimulation of inflorescence. Cytology study of pollen and analyzing crossings with diploid forms have shown that studied sample is diploid. The № 3000 I1 and the varieties “Ranniy 2” and “VIK 7” were compared on morphological characters and biological properties. The studied sample had longer vegetative period, abundant foliage, was stunting, formed more stems, and contained more dry matter and protein. Self-compatibility highly inherited at reciprocal crossing with diploid variety “Ranniy 2”. Among progeny F1, at the direct crossings we have selected 53 % of genotypes with 50 % rate of self-compatibility and at the backcrossing — 74 %. Thus, the studied initial material is recommended to use in red clover breeding for creation homozygous lines and multilinear varieties with high and sustainable seed productivity.

Keywords: red clover, seed productivity, self-compatibility, genetic source, heritability.

Комментарии запрещены.