Эффективность подсева люцерны изменчивой и клевера лугового в дернину старосеяного сенокоса

УДК 631.155.2:658.8

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПОДСЕВА ЛЮЦЕРНЫ ИЗМЕНЧИВОЙ И КЛЕВЕРА ЛУГОВОГО В ДЕРНИНУ СТАРОСЕЯНОГО СЕНОКОСА

ЛАЗАРЕВ Н. Н., доктор сельскохозяйственных наук

АВДЕЕВ С. М., кандидат сельскохозяйственных наук

РГАУ–МСХА им. К. А. Тимирязева

127550, Россия, г. Москва, ул. Тимирязевская, д. 49

E-mail: lazarevnick2012@ gmail.com

Улучшение старосеяного сенокоса подсевом в дернину клевера лугового и люцерны изменчивой обеспечивало в первые 3 года формирование травостоев с долей участия бобовых трав в урожае на уровне 22‒70 % и повышение урожайности в 1,9 раза. Клевер луговой сохранялся в достаточном количестве в составе улучшенных травостоев в течение 3 лет, люцерна изменчивая — до 6 лет. Наличие бобовых трав в составе агрофитоценозов обеспечивало повышение содержания костреца безостого до 53‒66 % и снижение количества разнотравья — до 7 %. Положительное влияние люцерны изменчивой на линейный рост костреца безостого проявлялось даже на 5‒6-й годы после проведения подсева. После подсева травосмеси клевера и люцерны в первые 2 года в травостоях большую долю занимал клевер луговой, а в последующие — люцерна. Скашивание трав после обсеменения было менее эффективным, чем подсев бобовых трав. Обсеменение способствовало увеличению урожайности за счёт повышения в ботаническом составе травостоя доли костреца безостого, но это действие было краткосрочным. При обогащении травостоев бобовыми компонентами в сене повышалось содержание сырого протеина до 13,45‒15,87 %, но при двукратном скашивании получаемый корм имел повышенную концентрацию сырой клетчатки — 34,5‒37,39 %.

Ключевые слова: подсев трав, обсеменение, люцерна, клевер луговой, урожайность, ботанический состав, химический состав.

Подсев трав в — дернину наиболее доступный и дешёвый способ поверхностного улучшения старосеяных лугов. При подсеве могут быть решены задачи по обогащению травостоев ценными бобовыми травами, повышению их густоты и урожайности. Система кормопроизводства, основанная на широком использовании бобовых трав, позволяет снизить дозы азотных удобрений или полностью отказаться от их применения, а также повысить обеспеченность травяных кормов протеином (Лазарев, 2006; Lüscher, 2013). Однако приживаемость подсеянных трав не всегда бывает достаточно высокой. Она существенно снижается из-за сильной конкуренции взрослых растений улучшаемого луга (Богдановская-Гиенэф, 1954; Зеленчук, 1973; Лазарев, 2006; Guretzky et al., 2004). Для ослабления конкуренции рекомендуется перед подсевом применять механическое разреживание травостоев путём дискования или фрезерования (Носов, 1998; Зотов, Сабитов, 2005), использовать гербициды для замедления роста взрослых растений, применять частое скашивание или стравливание травостоев (Cuomo, 1999). Для подсева трав в дернину в настоящее время производятся специальные сеялки, обеспечивающие заделку семян на достаточную глубину (Kohoutek et al., 2013). Для обогащения сенокосных травостоев бобовыми травами наиболее часто используют клевер луговой, который в год посева быстро развивается и может успешно приживаться в дернине луговых травостоев (Kohoutek et al., 2013; Sturite, Lunnan, 2017). В условиях потепления и увеличения засушливости климата более широкого использования для этих целей заслуживает люцерна изменчивая, которая превосходит клевера по засухоустойчивости и долголетию (Харьков, 2003; Писковацкий и др., 2007; Kadžiulienė et al., 2013). С целью изучения приживаемости люцерны изменчивой и клевера лугового в дернине старосеяного луга были проведены полевые исследования.

Методика исследований. Исследования выполнены в 2004‒2016 годах на сенокосе бывшего СПК «Химки» (Московская область) на старосеяном травостое с доминированием костреца безостого. В 1-м (контрольном) варианте не проводили мероприятий по улучшению, во 2-м варианте травостой в 2004 и 2007 годах оставляли до обсеменения, в 3-м варианте подсеяли клевер луговой сорта Топаз, в 4-м — сорта Марс, в 5-м — люцерну изменчивую сорта Находка, в 6-м варианте — травосмесь из клевера лугового Марс и люцерны изменчивой Находка. Подсев трав проведён в 2004 году после 1-го укоса. В 3‒5-м вариантах травы подсевали в бороздки глубиной 2‒3 см, в 6-м — вразброс с заделкой семян боронованием. В момент подсева трав в ботаническом составе травостоя 56 % приходилось на кострец безостый. Нормы высева клевера лугового и люцерны изменчивой в чистом виде составляли по 7 кг/га всхожих семян и в травосмеси — по 3,5 кг/га. Травы скашивали два раза за сезон.

Почва опытного участка дерново-подзолистая среднесуглинистая, среднеобеспеченная подвижным фосфором и обменным калием, рНсол — 6,2. Площадь опытной делянки — 16 м2, повторность четырёхкратная.

Результаты исследований. Приживаемость подсеянных трав и ботанический состав улучшенных травостоев. При подсеве в дернину условия для прорастания семян трав значительно усложняются по сравнению с обычным посевом. Наибольшее отрицательное влияние на всхожесть и приживаемость подсеянных трав оказывают взрослые растения улучшаемого травостоя, а также насекомые-вредители, которые в большом количестве могут размножаться в старосеяных травостоях. Непосредственно после подсева выпали обильные осадки, что создало благоприятные условия для прорастания трав. Однако полевая всхожесть трав оказалась невысокой. Наибольшую полевую всхожесть имел клевер луговой сорта Марс — 24,5 %. Крупные семена тетраплоидного сорта клевера лугового Марс имели более высокую полевую всхожесть, чем диплоидного сорта Топаз. Кроме того, сорт Марс относится к раннеспелому типу, что обеспечивало ему конкурентные преимущества по сравнению с менее интенсивно растущим клевером луговым сорта Топаз и люцерной изменчивой сорта Находка. Полевая всхожесть клевера лугового сорта Топаз составляла 14 %, люцерны изменчивой сорта Находка — 12 %.

К осени отмечалось изреживание всходов до 24–42, а после перезимовки — до 20‒37 растений на 1 м2 (табл. 1). В последующие годы густота подсеянных бобовых трав неуклонно уменьшалась и весной 2009 года составляла от 0,6 до 6 растений на 1 м2. Даже наличие 4‒6 растений люцерны изменчивой сорта Находка в составе улучшенных травостоев было достаточным, чтобы сформировать агрофитоценозы с высокой долей люцерны в урожае.

При редком произрастании люцерны каждое растение формировало от 22 до 36 побегов, то есть в 3‒6 раз больше, чем в густых травостоях.

Исследования показали, что подсев клевера лугового благоприятно сказался на ботаническом составе травостоев старосеяного сенокоса. На следующий год после подсева уже в первом укосе он занял доминирующее положение в составе фитоценоза. Во втором укосе доля клевера лугового сорта Марс возросла до 75,2 %, сорта Топаз — до 56,8 %.

В 1-й год после подсева люцерна изменчивая сорта Находка заняла в ботаническом составе улучшенного травостоя небольшую долю — 4 % — при бороздковом способе подсева и 1,4 % — при разбросном. Подсеянная люцерна медленно развивалась в составе травостоя, поскольку большой расход пластических веществ требовался для развития подземной массы.

  1. Динамика густоты подсеянных трав, шт./м2
Вид и сорт трав Даты учёта
25.07.2004 10.09.2004 5.05.2005 7.05.2006 10.05.2007 10.05.2008 11.05.2009
Клевер луговой Топаз 42 35 29 18 4 1 0,6
Клевер луговой Марс 49 42 37 28 7 2 1
Люцерна изменчивая Находка 36 27 24 17 9 9 6
Клевер луговой + люцерна изменчивая 31 24 20 13 7 5 4
НСР05 4 3 3 3 2 2 1

На 2-й год после проведения подсева доля подсеянного клевера лугового увеличилась до 61,3‒77,3 %, участие люцерны изменчивой в варианте с бороздковым подсевом возросла до 42,2 %, а при разбросном способе подсева в смеси с клевером — только до 5,5 %.

На 3-й год после подсева люцерна изменчивая достигла полного развития, увеличив долю участия в растительном сообществе при бороздковом подсеве до 69,3 %, при этом травостой в этом варианте имел наименьшую долю разнотравья (6,6 %) и других дикорастущих трав (4,2 %) (табл. 2). В наибольшей степени (42,2 %) был засорён разнотравьем травостой контрольного варианта.

  1. Ботанический состав сенокосного травостоя на 3-й год после подсева бобовых трав, %

 

Вариант Кострец безостый Несеяные злаки Клевер луговой Клевер гибридный Люцерна изменчивая Разнотравье
Контроль (без улучшения) 28,5 11,8 17,5 42,2
Обсеменение 60,3 8,1 11,8 19,8
Подсев клевера лугового Топаз 39,3 7,9 21,8 1,8 29,2
Подсев клевера лугового Марс 44,1 4,6 37,2 0,0 14,1
Подсев люцерны изменчивой Находка 19,9 3,6 0,6 69,3 6,6
Подсев травосмеси  из клевера лугового Марс и люцерны изменчивой Находка 29,8 5,4 7,0 2,9 37,4 17,6

На 4-й год содержание люцерны изменчивой достигло максимального уровня — 70,7 % — при бороздковом и 50,2 % — при разбросном подсеве, а доля клевера продолжала неуклонно снижаться и достигла в 2009 году уровня 3,5–11,6 %.

При повторном, позднем скашивании в варианте с обсеменением, проведённым в 2007 году, в растительном сообществе увеличилась доля костреца безостого до 60,3 %, а на следующий год клевера гибридного — до 29,0 %. В данном случае проявилось положительное влияние обсеменения, как фактора, увеличивающего запас семян в почве, и позднего скашивания, способствующего накоплению запасных углеводов в корнях растений.

В условиях засушливого 2010 года в ботаническом составе всех травостоев, кроме улучшенных подсевом люцерны, возросла доля разнотравья. В контрольном варианте его участие составляло 36,4‒39,7 %. Высокое содержание разнотравья было также в варианте со скашиванием трав после обсеменения. Исследования, проведённые в Австрии, показали, что при отсутствии в травостоях проблемных сорняков самообсеменение может быть рекомендовано на низкоинтенcивных кормовых угодьях (Pötsch et al., 2013).

Клевер луговой практически полностью выпал из агрофитоценозов. Люцерна изменчивая сохранилась в травостоях в количестве от 24,2‒25,6 (первый укос) до 51,5‒68,8 % (второй укос). Люцерна является наиболее засухоустойчивым видом трав, поэтому в острозасушливых условиях она резко увеличила своё участие в сложении растительных сообществ.

На 9-й год после подсева (2013 год) доля люцерны резко снизилась — до 7,5‒19,8 %, а на 12-й год (2016 год) в ботаническом составе травостоев осталось только 1,5‒2,2 % люцерны (табл. 3).

  1. Ботанический состав сенокоса на 12-й год после подсева бобовых трав, %
Вариант Кострец безостый Несеяные злаки Клевер гибридный Люцерна изменчивая Разнотравье
Контроль (без улучшения) 26,2 39,2 2,3 34,3
Обсеменение 27,5 35,8 1,9 34,8
Подсев клевера лугового Топаз 29,7 46,4 1,0 22,9
Подсев клевера лугового Марс 27,4 46,7 0,8 25,1
Подсев люцерны изменчивой Находка 51,6 33,4 2,2 12,8
Подсев травосмеси  из клевера лугового Марс и люцерны изменчивой Находка 46,6 36,3 1,5 15,6

Влияние подсева трав в дернину на урожайность травостоев. Наибольшую урожайность травостои обеспечивали в первые 4 года после подсева. Наиболее эффективным было улучшение кострецового травостоя подсевом люцерны изменчивой сорта Находка. За период использования травостоев с 2005 по 2008 год здесь получено по 4,87 т/га сухого вещества (табл. 4), что больше, чем в контроле (без улучшения), в 2,4 раза. Такие же урожаи давали травостои с подсевом клевера лугового Марс (4,56 т/га) и люцерно-клеверной травосмеси (4,48 т/га). В последующий четырёхлетний период использования травостоев неоспоримое преимущество имел травостой с подсевом люцерны — 3,38 т/га, поскольку её участие в сложении травостоев оставалось довольно значительным вплоть до 8-го года после проведения подсева.

  1. Влияние подсева клевера лугового и люцерны изменчивой на урожайность травостоев (2005-2016 гг.), т/га сухого вещества
Вариант Годы
2005‒2008 2009‒2012 2013‒2016 в среднем за 2005‒2016 гг.
Контроль (без улучшения) 2,05 1,43 1,44 1,64
Обсеменение 3,50 1,95 1,53 2,33
Подсев клевера лугового Топаз 3,83 1,94 1,76 2,51
Подсев клевера лугового Марс 4,56 2,70 1,80 3,01
Подсев люцерны изменчивой Находка 4,87 3,38 2,76 3,67
Подсев травосмеси  из клевера лугового Марс и люцерны изменчивой Находка 4,48 2,89 2,45 3,27
НСР05 0,23 0,18 0,16 0,18

На 13-й год остались только единичные растения люцерны, но преимущество по продуктивности всё равно имели травостои, улучшенные подсевом этого высокопродуктивного вида трав. Так, с 2013 по 2016 год травостой с подсевом люцерны давал в 1,9 раза больше корма, чем сенокос без улучшения. В данном случае бобовый компонент травостоев оказал положительное последействие на состав агрофитоценоза, способствуя увеличению доли высокопродуктивного костреца безостого. Кроме того, за счёт минерализации корней отмерших растений улучшалось азотное питание злаковых компонентов травостоев. Обсеменение было менее эффективным мероприятием, чем подсев трав. Оно позволило увеличить урожайность за счёт повышения в ботаническом составе травостоя доли костреца безостого, но это действие было краткосрочным.

Наблюдения за динамикой линейного роста костреца безостого показывают, что в травостоях с люцерной эта злаковая трава растёт более интенсивно. К моменту скашивания кострец безостый в агрофитоценозах с люцерной достигал 101‒103 см, в контроле и в варианте с обсеменением — только 69‒70 см (табл. 5).

  1. Влияние подсеянных бобовых трав на интенсивность роста костреца безостого в первом укосе (в среднем за 20102011 гг.), см
Вариант 1.05 10.05 20.05 30.05 15.06
Контроль (без улучшения) 13 22 44 51 69
Обсеменение 15 24 44 54 70
Подсев клевера лугового Топаз 16 26 54 65 72
Подсев клевера лугового Марс 19 27 52 66 74
Подсев люцерны изменчивой Находка 21 37 78 93 103
Подсев травосмеси из клевера лугового Марс и люцерны изменчивой Находка 19 35 68 90 101
НСР05 3 3 5 7 9

Конечно, следует учитывать и то, что в этих вариантах при длительной эксплуатации травостоев отмечалось обеднение почвы доступными формами азота. На 6‒7-й годы после подсева уже не отмечалось влияние последействия клевера лугового на высоту костреца безостого, поскольку он практически выпал из состава травостоев.

Химический состав трав при подсеве клевера лугового и люцерны изменчивой в дернину. Одна из главных задач, решаемых при обогащении старосеяных травостоев бобовыми растениями, состоит в повышении качества кормов за счёт увеличения концентрации протеина и минеральных веществ.

На 2-й год после проведения мероприятий по улучшению самая высокая обеспеченность корма сырым протеином отмечалась в варианте с подсевом люцерны изменчивой — 15,35‒15,87 % (табл. 6). Наименьшее содержание протеина — 9,99 % — было в травах после проведения обсеменения, поскольку здесь сформировался травостой с доминированием высокорослого костреца безостого. Первый укос проводили в фазу полного цветения злаковых компонентов, поэтому корм характеризовался высокой концентрацией сырой клетчатки — от 33,64 до 37,39 %, что не позволило получать из данного сырья сено, соответствующее 1‒3-му классам качества. Для улучшения качества получаемых кормов необходимо проводить скашивание в фазу бутонизации бобовых и вымётывания злаковых трав.

При всех способах улучшения во втором укосе травы имели более богатый состав по количеству сырого протеина и минеральных веществ, что обусловлено изменением структуры урожая в сторону увеличения количества вегетативных побегов и возрастанием доли участия в ботаническом составе бобовых трав.

  1. Химический состав сенокосных травостоев в среднем за 2‒3-й годы после подсева бобовых трав, % от сухой массы
Вариант Сырой протеин Сырая клетчатка Р K Ca Mg
Контроль (без улучшения) 11,23 33,64 0,34 1,80 0,69 0,22
Обсеменение 9,99 37,39 0,29 1,65 0,60 0,20
Подсев клевера лугового Топаз 13,45 34,50 0,32 1,89 0,72 0,23
Подсев клевера лугового Марс 14,57 34,77 0,33 1,91 0,74 0,22
Подсев люцерны изменчивой Находка 15,87 35,82 0,33 1,90 0,88 0,24
Подсев травосмеси  из клевера лугового Марс и люцерны изменчивой Находка 15,35 35,33 0,33 1,93 0,85 0,24

В обоих укосах травы в варианте с обсеменением характеризовались наименьшим накоплением макроэлементов: кальция калия, фосфора и магния, — содержание которых было типичным для злаковых трав. Следует отметить, что в ботаническом составе контрольного варианта имелась значительная доля клевера гибридного, поэтому растительная масса здесь была хорошо обеспечена кальцием (0,69 %) и магнием (0,22 %).

В среднем за 2 года корм, наиболее обеспеченный сырым протеином (15,87 %), получен при подсеве люцерны изменчивой сорта Находка.

Заключение. Люцерна изменчивая сорта Находка успешно укоренялась в дернине старосеяного луга, способствуя повышению его урожайности в 1,9 раза и обеспеченности корма сырым протеином. Она сохранялась в ботаническом составе травостоев в количестве не менее 30 % в течение 6 лет. Клевер луговой быстрее развивался при подсеве в дернину, чем люцерна, но его продуктивное долголетие не превышало 3 лет.

Литература

  1. Богдановская-Гиенэф И. Д. Семенное возобновление в луговых ценозах лесной зоны / И. Д. Богдановская-Гиенэф // Учёные записки ЛГУ. Серия биол. наук. — 1954. — Вып. 34. — С.3–47.
  2. Зеленчук Т. К. Биология семенного размножения луговых растений в фитоценозах: автореф. дис. … д-ра биол. наук: 03.00.05. — Киев, 1973. — 39 с.
  3. Зотов А. А. Улучшение и использование сенокосов и пастбищ / А. А. Зотов, Г. А. Сабитов. — М.: Аверс-Пресс, 2005. — 700 с.
  4. Лазарев Н. Н. Улучшение старосеяных и природных сенокосов и пастбищ подсевом бобовых трав в дернину // Кормопроизводство. — 2006. — № 4. — С.13‒15.
  5. Носов Н. М. Внедрение бобовых в долголетний пастбищный травостой при минимальной обработке дернины / Н. М. Носов // Бобовые культуры в современном сельском хозяйстве. — Новгород, 1998. — С.104.
  6. Фитоценотическая селекция люцерны / Ю. М. Писковацкий, Ю. М. Ненароков, Г. В. Степанова, Л. Ф. Соложенцева, В. Е. Михалёв // Кормопроизводство: проблемы и пути решения: сб. науч. тр. — М.: ФГНУ «Росинформагротех», 2007. — С.294–307.
  7. Харьков Г. Д. Эффективное использование сортов люцерны нового поколения в полевом кормопроизводстве Нечернозёмной зоны России / Г. Д. Харьков. — М.: ФГНУ «Росинформагротех», 2003. — 27 с.
  8. Pasture renovation and grazing management impacts on cool-season grass pastures / G. J. Cuomo, D. G. Johnson, F. Forcella, M. V. Rudstrom, G. D. Lemme, N. P. Martin // Journal of Production Agriculture. — 1999. — Vol. 12 (4). — P.564‒569.
  9. Emergence and Survival of Legumes Seeded into Pastures Varying in Landscape Position / J. A. Guretzky, K. J. Moore, A. D. Knapp, C. E. Brummer // Crop Sciеnce. — 2004. — Vol. 44. — P. 227‒233.
  10. Kadžiulienė Ž. The functionality of legume-grass swards in a long-term pasture: productivity and stability / Ž. Kadžiulienė, L. Šarūnaitė, L. Kadžiulis // Proceedings 22nd International Grassland Congress. Australia, 15‒19 September, 2013. — Р.485‒486.
  11. Direct sowing of red clover and inter-genus hybrids — field emergence and weight of sown plants / A. Kohoutek, P. Komárek, V. Odstrсilová, P. Nerušil, P. Nеmcová // Proceedings of the 17th Symposium of the European Grassland Federation Akureyri, Iceland, 23‒26 June, 2013. — Р.228‒230.
  12. Potential of legume-based grassland-livestock systems in Europe / A. Lüscher, I. Mueller-Harvey, J. F. Soussana, R. M. Rees, J. L. Peyraud // Proceedings of the 17th Symposium of the European Grassland Federation Akureyri, Iceland, 23‒26 June, 2013. — P.3‒29.
  13. Grassland renovation by natural self-seeding / E. M. Pötsch, W. Graiss, R. Resch, B. Krautzer // Proceedings of the 17th Symposium of the European Grassland Federation Akureyri, Iceland, 23‒26 June, 2013. — Р. 490‒492.
  14. Sturite I. Persistence and establishment of red clover plants in extensive managed grassland in Norway / I. Sturite, T. Lunnan // Proceedings of the 19th Symposium of the European Grassland Federation Alghero, Italy, 7‒10 May, 2017. — Р.425‒427.

EFFECTIVENESS OF BASTARD ALFALFA AND RED CLOVER SEEDED INTO THE LONG-TERM HAYFIELD

LAZAREV N. N., Dr. Agr. Sc.

AVDEEV S. M., PhD Agr. Sc.

Russian Timiryazev State Agrarian University

127550, Russia, Moscow, Timiryazevskaya str., 49

E-mail: lazarevnick2012@ gmail.com

Improving long-term hayfield by seeding red clover and bastard alfalfa into a sod layer resulted in 22‒70 % of legume grasses in yield and increase in productivity by 1.9 times in the first 3 years. Red clover stayed sufficiently as a part of improved sward for 3 years while bastard alfalfa — up to 6 years. Legume component of agrophytocenoses increased content of smooth brome up to 53‒66 % and reduced proportion of wild grasses down to 7 %. Bastard alfalfa had positive effect on linear growth of smooth brome even 5‒6 years after seeding. First 2 years after seeding showed clover to be the main part of sward but later alfalfa took the leading place. Cutting after self-seeding was less effective than seeding legume grasses. Self-seeding increased yield capacity by raising the proportion of smooth brome in botanical composition of sward, but the effect was short. Seeding legume grasses improved crude protein content up to 13.45‒15.87 % in hay. However two cuts showed the fodder obtained to have high concentration of crude fiber — 34.5‒37.39 %.

Keywords: grass seeding, self-seeding, alfalfa, red clover, productivity, botanical, chemical composition.

References

  1. Bogdanovskaya-Gienef I. D. Semennoe vozobnovlenie v lugovykh tsenozakh lesnoy zony / I. D. Bogdanovskaya-Gienef // Uchenye zapiski LGU. Seriya biol. nauk. — 1954. — Ed. 34. — P.3–47.
  2. Zelenchuk T. K. Biologiya semennogo razmnozheniya lugovykh rasteniy v fitotsenozakh: avtoref. dis. … d-ra biol. nauk: 03.00.05. — Kiev, 1973. — 39 p.
  3. Zotov A. A. Uluchshenie i ispolzovanie senokosov i pastbishch / A. A. Zotov, G. A. Sabitov. — Moscow: Avers-Press, 2005. — 700 p.
  4. Lazarev N. N. Uluchshenie staroseyanykh i prirodnykh senokosov i pastbishch podsevom bobovykh trav v derninu // Kormoproizvodstvo. — 2006. — No. 4. — P.13‒15.
  5. Nosov N. M. Vnedrenie bobovykh v dolgoletniy pastbishchnyy travostoy pri minimalnoy obrabotke derniny / N. M. Nosov // Bobovye kultury v sovremennom selskom khozyaystve. — Novgorod, 1998. — P.104.
  6. Fitotsenoticheskaya selektsiya lyutserny / Yu. M. Piskovatskiy, Yu. M. Nenarokov, G. V. Stepanova, L. F. Solozhentseva, V. E. Mikhalev // Kormoproizvodstvo: problemy i puti resheniya: sb. nauch. tr. — MOSCOW: FGNU “Rosinformagrotekh”, 2007. — P.294–307.
  7. Kharkov G. D. Effektivnoe ispolzovanie sortov lyutserny novogo pokoleniya v polevom kormoproizvodstve Nechernozemnoy zony Rossii / G. D. Kharkov. — Moscow: FGNU “Rosinformagrotekh”, 2003. — 27 p.
  8. Pasture renovation and grazing management impacts on cool-season grass pastures / G. J. Cuomo, D. G. Johnson, F. Forcella, M. V. Rudstrom, G. D. Lemme, N. P. Martin // Journal of Production Agriculture. — 1999. — Vol. 12 (4). — P.564‒569.
  9. Emergence and Survival of Legumes Seeded into Pastures Varying in Landscape Position / J. A. Guretzky, K. J. Moore, A. D. Knapp, C. E. Brummer // Crop Sciеnce. — 2004. — Vol. 44. — P. 227‒233.
  10. Kadžiulienė Ž. The functionality of legume-grass swards in a long-term pasture: productivity and stability / Ž. Kadžiulienė, L. Šarūnaitė, L. Kadžiulis // Proceedings 22nd International Grassland Congress. Australia, 15‒19 September, 2013. — Р.485‒486.
  11. Direct sowing of red clover and inter-genus hybrids — field emergence and weight of sown plants / A. Kohoutek, P. Komárek, V. Odstrсilová, P. Nerušil, P. Nеmcová // Proceedings of the 17th Symposium of the European Grassland Federation Akureyri, Iceland, 23‒26 June, 2013. — Р.228‒230.
  12. Potential of legume-based grassland-livestock systems in Europe / A. Lüscher, I. Mueller-Harvey, J. F. Soussana, R. M. Rees, J. L. Peyraud // Proceedings of the 17th Symposium of the European Grassland Federation Akureyri, Iceland, 23‒26 June, 2013. — P.3‒29.
  13. Grassland renovation by natural self-seeding / E. M. Pötsch, W. Graiss, R. Resch, B. Krautzer // Proceedings of the 17th Symposium of the European Grassland Federation Akureyri, Iceland, 23‒26 June, 2013. — Р. 490‒492.
  14. Sturite I. Persistence and establishment of red clover plants in extensive managed grassland in Norway / I. Sturite, T. Lunnan // Proceedings of the 19th Symposium of the European Grassland Federation Alghero, Italy, 7‒10 May, 2017. — Р.425‒427.

Комментарии запрещены.