7.2016 с. 44-48 Исторические трансформации и современные проблемы сельского хозяйства и кормопроизводства России

УДК 631/635; 502/504

Исторические трансформации и современные проблемы сельского хозяйства и кормопроизводства России

В. М. Косолапов, член-корреспондент РАН

И. А. Трофимов, доктор географических наук

ВНИИ кормов им. В. Р. Вильямса

141055, Россия, Московская обл., г. Лобня, Научный городок, корп. 1

E-mail: vniikormov@mail.ru

В Сибирском НИИ кормов опубликована новая монография Кашеварова Н. И. «Проблемные вопросы сельского хозяйства и кормопроизводства». В работе использованы обширные научные, статистические и экспертные материалы СибНИИ кормов, других научных учреждений, а также информация, находящаяся в свободном доступе в сети Internet, по проблемам и путям развития отраслей сельского хозяйства. В 1990–1998 годах отмечался стремительный процесс развала сельскохозяйственного производства в России. На треть снизился индекс производства продукции в целом по сельскому хозяйству, на 49,1 % — в животноводстве и на 25–30 % — в растениеводстве. Большое внимание уделено Сибирскому региону, потенциал которого огромен. Площадь сельскохозяйственных угодий Сибири — 52,3 млн га, на каждого жителя приходится 2,2 га сельскохозяйственных угодий, в том числе 1,0 га пашни. Из общей площади сельскохозяйственных угодий пашня занимает 48 %, пастбища — 33, сенокосы — 16 и залежь — 3 %. Факторами нестабильности кормопроизводства являются: игнорирование научно обоснованных систем ведения отрасли, резкое сокращение объёмов применения удобрений, вывод из эксплуатации оросительных и осушительных систем, прекращение работ с естественными кормовыми угодьями, увеличение доли старовозрастных многолетних трав в пашне, резкое сокращение площадей силосных культур, разрушение системы семеноводства многолетних трав, грубейшие нарушения технологий заготовки и хранения кормов, неудовлетворительный уровень ресурсного обеспечения отрасли, нехватка кадров во всех звеньях кормопроизводства, нехватка статистических данных по кормопроизводству, без чего невозможен объективный анализ процессов, происходящих в отрасли и разработка эффективных оптимизационных рекомендаций. В целях повышения эффективности сельского хозяйства и кормопроизводства необходимо разумное использование земельных ресурсов, оптимизация структуры размещения сельскохозяйственных культур и др. Результативность сельского хозяйства и кормопроизводства в значительной степени зависит от уровня развития аграрной науки и степени использования её разработок.

Ключевые слова: Россия, Сибирь, проблемы, сельское хозяйство, кормопроизводство, природные кормовые угодья, структура посевных площадей, севообороты, многолетние травы.

В Сибирском НИИ кормов опубликована новая монография Кашеварова Н. И. «Проблемные вопросы сельского хозяйства и кормопроизводства». — Новосибирск, 2016. — 106 с.

Автор монографии Кашеваров Николай Иванович — широко известный в нашей стране и за рубежом учёный, академик РАН, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, директор Сибирского НИИ кормов, член бюро Отделения сельскохозяйственных наук РАН, член Президиума Сибирского отделения РАН. Им опубликовано 260 научных работ, в том числе 15 монографий по актуальным вопросам сельского хозяйства, растениеводства и кормопроизводства.

В работе использованы обширные научные, статистические и экспертные материалы СибНИИ кормов, других научных учреждений, а также информация, находящаяся в свободном доступе в сети Internet, по проблемам и путям развития отраслей сельского хозяйства (Агротехнологии производства кормов в Сибири, 2013; Кашеваров и др., 2004; Кашеваров, Резников, 2004; Елина, 1995).

Автор глубоко проанализировал и предлагает своё видение многих важнейших обсуждаемых вопросов сельского хозяйства и его отраслей: земледелия, растениеводства и кормопроизводства, животноводства.

Монография содержит очень интересные, ценные и полезные материалы для научных сотрудников, аспирантов, студентов, работников агропромышленного комплекса, а также для всех читателей, интересующихся проблемами сельского хозяйства и кормопроизводства.

Россия — страна, обладающая колоссальным богатством, огромной территорией и землёй, которая даёт пищу всему живому, в том числе и человеку. Её ресурс неисчерпаем при разумном использовании (Кормопроизводство в сельском хозяйстве, экологии и рациональном природопользовании, 2014; Справочник по кормопроизводству, 2014)

Исторически наша страна всегда была самодостаточной аграрной державой. Это было возможным ещё и потому, что крестьяне всегда находили оптимальные приёмы ведения сельского хозяйства. Россия является уникальным местом на планете для земледельческой деятельности в плане того, что основная территория относится к зоне неустойчивого климата, а земледелие здесь относится к категории рискованного.

Опираясь на данные МСХ РФ и принимая за точку отсчёта 1990 год, автор показывает, что после разрушения СССР, до 1998 года отмечается стремительный процесс развала сельскохозяйственного производства в России. На треть снизился индекс производства продукции в целом по сельскому хозяйству, на 49,1 % — в животноводстве, и на 25–30 % — в растениеводстве.

По данным Росстата, индекс производства продукции сельского хозяйства в России в целом в 2011 году не превысил 80 %, в растениеводстве он достиг 100 %, в животноводстве — только 65 % к уровню 1989 года. Это даёт автору основание утверждать, что разрушение Советского Союза для АПК страны имело губительные последствия, от которых Россия не может оправиться уже в течение четверти века (Кашеваров, 2016).

Чрезвычайно важно и то, что резко изменилось соотношение сельских и городских жителей. Если в 1897 году доля сельских жителей была основной и достигала 85,0 %, то в 2014 году этот показатель опустился до 26,0 %.

При нормальном функционировании всех отраслей экономики и агропромышленного комплекса производство зерна на душу населения должно составлять 1 т. Временной анализ свидетельствует, что в 1897 году в Российской империи производилось 782,2 кг зерна на душу населения. В дальнейшем ситуация изменилась в худшую сторону, и в 1914 году этот показатель снизился до 561,7 кг зерна на душу населения.

Россия получает валютные поступления от экспорта зерна в размере, сопоставимом с поступлениями от продажи оружия, и имеет перспективы значительного расширения экспорта. Внутреннее потребление зерна в стране в последние годы находится в пределах 62–68 млн т.

Резко, на 46,2 % по сравнению с 2009 годом, сократился расход зерна на кормовые цели, что объясняется в основном значительным сокращением поголовья животных в стране. На продовольственные цели в 1990–2009 годах объем использованного зерна снизился на 13,5 млн т (на 43,6 %). В то же время его экспорт с нуля достиг 21,8 млн т.

Важнейшим показателем развития сельского хозяйства является поголовье животных в стране. Оно служит объективным индикатором обеспеченности населения мясными продуктами, а также занятости сельского населения.

Численность поголовья КРС в России к 1990 году достигла 60 млн голов, поголовье коров — 20 млн голов. За последние четверть века количество голов КРС в России сократилось более чем в три раза, и процесс этот не остановился. В стране осталось менее 10 млн голов коров. Таких показателей не было никогда. Даже в самые тяжёлые военные годы Россия сохраняла дойное стадо, значительно превышающее 10 млн голов.

Совокупный объём производства мяса в 1990 году составлял более 9,5 млн т. При этом первое место занимала говядина (КРС), несколько меньший удельный вес занимала свинина, и относительно небольшой сегмент составляло мясо птицы. В последующие годы, до 2013 года включительно, объём производства говядины неуклонно снижался и достиг 0,9 млн т, или в 4,8 раза меньше, чем в 1990 году. Можно утверждать, что отрасль мясного животноводства в России в состоянии распада. Никаких позитивных процессов нет, и в обозримом будущем она не восстановится, если не будут предприняты чёткие и конкретные меры в федеральном масштабе.

Производство молока по сравнению с 1990 годом сократилось на 22,2 млн т в год (на 39,8 %). Объём производства молока в стране продолжает неуклонно снижаться, и в 2013 году составил лишь 30,7 млн т, или уменьшились на 2,8 млн т. Это объясняется продолжающимся сокращением поголовья дойного стада.

За прошедший после 1990 года период изменился не только объём производимой продукции, но и структура производства. Это объясняется тем, что наряду с крупными сельскохозяйственными организациями, которые были основными товаропроизводителями, появились новые структуры: крестьянские (фермерские) хозяйства и индивидуальные предприниматели, а также хозяйства населения.

Анализ структуры посевных площадей важнейших культур наводит на печальную мысль о том, что в стране существует устойчивый спрос только на пшеницу. Её площади в 2012 году по сравнению с 1990 годом увеличились на 438,0 тыс. га. По остальным культурам (ржи, ячменю, овсу) наблюдается обвальное сокращение посевных площадей: по ржи — в 5,1 раза, по ячменю — в 1,6 и по овсу — в 2,8 раза. В целом за эти годы общая посевная площадь в стране уменьшилась на 41,6 млн га.

Площади посевов под кормовыми культурами в России сократились с 1990 по 2012 год на 27,0 млн га, или в 2,5 раза. При этом если даже в самые благоприятные годы в стране не заготавливалось достаточное количество кормов, то при таком сокращении, даже с учётом снижения поголовья животных, трудно надеяться на высокую и стабильную продуктивность животноводства.

Автор приводит примеры бесхозяйственного отношения к величайшему природному богатству, которым является пахотнопригодная земля. Так, в 2012 году совокупный вынос основных макроэлементов (NPK) с урожаем составил 8,8 млн т по действующему веществу. Из них более половины от совокупного выноса приходится на зерновые культуры. При этом хозяйства за счёт минеральных удобрений компенсировали вынос лишь в объёме 2,4 млн т, или на 27,3 %. И такая ситуация наблюдается в течение всего периода после 1990 года.

Автор анализирует также и многие другие показатели развития агропромышленного комплекса России и правомерно утверждает, что в общей системе сельского хозяйства отрасль кормопроизводства является «скелетной», центральной и основополагающей. Практически вся деятельность человека, связанная с возделыванием сельскохозяйственных культур, прямо или опосредованно связана с производством, переработкой и хранением кормов (Кашеваров, 2016).

Актуальность кормодобывания для человека стала реальной и насущной с того самого момента, когда у него появились домашние животные. В дальнейшем важность и значимость этой проблемы только возрастала. Своей остроты она не потеряла и в настоящее время. Для обеспечения потребности животных в кормах, как правило, использовали богатство естественных угодий.

Научное обеспечение развития сельского хозяйства и его отраслей играет огромную роль. Общее состояние сельскохозяйственной (агрономической) науки в конце XIX века в России очень ярко и образно охарактеризовал известный учёный В. В. Докучаев, который в 1890 году в письме своему коллеге-единомышленнику, учёному А. А. Измаильскому писал: «Несчастное наше сельское хозяйство — ни людей науки, ни знатоков учебного дела, ни людей практики. Исключения все наперечёт и торчат, как оазисы в Сахаре! И здесь все попытки сдвинуть этот допотопный сельскохозяйственный строй с места разбиваются о рутину, чиновничий формализм и какое-то заматерелое недоверие к науке…» (Докучаев, 1951).

При сокращении площадей лугов и пастбищ возрастала значимость полевого травосеяния, которое обеспечивало более стабильные и качественные урожаи. Однако возникли новые проблемы. Зерновые стали размещать по зерновым, что привело к снижению плодородия пашни и, как следствие, к падению урожайности.

Автор уделяет заслуженно большое внимание Сибирскому региону, который известен огромными просторами и великолепными кормовыми богатствами, что, естественно, далеко не исчерпывает весь потенциал этого региона. Сила Сибири – в её просторах и ресурсах, в земле, сельском хозяйстве, в людях которые трудятся на благо своей страны.

Потенциал сибирских территорий огромен и, прежде всего, он характеризуется площадью сельскохозяйственных угодий, которая составляет 52,3 млн га. На каждого жителя в Сибири приходится 2,2 га сельскохозяйственных угодий, в том числе 1,0 га пашни. Из общей площади сельскохозяйственных угодий пашня занимает 48 %, пастбища — 33, сенокосы — 16 и залежь — 3 % (Кашеваров, Резников, 2004).

Вместе с тем сельскохозяйственные регионы, расположенные за Уралом, находятся в неблагоприятных климатических условиях. Поэтому любая сельскохозяйственная деятельность здесь сопряжена со значительным риском и большими затратами.

Процесс формирования и развития кормопроизводства в Сибири имеет свою специфику в отличие от европейской части страны в силу природных, экономических и социальных факторов. Основное отличие — это длительный зимне-стойловый период, что обуславливает необходимость заготовки большого количества кормов.

В целом структурно кормопроизводство как отрасль имеет весьма сложные и разветвлённые связи как внутри себя, так и с земледелием и животноводством. Кормопроизводство как отрасль является образующей или скелетной и определяет функционирование всего земледельческого блока.

Состояние сельскохозяйственных земель и агроландшафтов России находится в критическом состоянии. Развитие негативных процессов, снижение плодородия почв, продуктивности и устойчивости агроэкосистем представляет очень серьёзную угрозу для сельскохозяйственного производства (Косолапов, Трофимов, Трофимова, Яковлева, 2012; 2013; Трофимов, Косолапов, Трофимова, Яковлева, 2012).

Вся острота проблемы российского животноводства связана с тем, что кормозаготовке всегда уделялось недостаточно внимания. Эта отрасль финансировалась, как правило, по остаточному принципу. Несмотря на определённые положительные успехи в формировании кормопроизводства как самостоятельной отрасли, проблему обеспечения животноводства качественными кормами в необходимом количестве решить не удалось

Автор утверждает, что в перестроечный период кормопроизводство было в значительной степени разрушено как отрасль. Объёмы производства кормов сократились существеннее, чем поголовье животных, что ещё больше обострило кормовую проблему.

Кормопроизводство Сибири, несмотря на определённую положительную динамику, находится в критическом состоянии. Факторами нестабильности являются: игнорирование научно обоснованных систем ведения отрасли, резкое сокращение объёмов применения удобрений, вывод из эксплуатации оросительных и осушительных систем, прекращение работ с естественными кормовыми угодьями, увеличение доли старовозрастных многолетних трав в пашне, резкое сокращение площадей силосных культур, разрушение системы семеноводства многолетних трав, грубейшие нарушения технологий заготовки и хранения кормов, неудовлетворительный уровень ресурсного обеспечения отрасли, кадровый «голод» во всех звеньях кормопроизводства.

Усугубляет ситуацию и тот фактор, что на всех уровнях стало проблематичным получение статистических данных по кормопроизводству, без чего невозможен объективный анализ процессов, происходящих в отрасли и разработка эффективных оптимизационных рекомендаций.

Для того чтобы была благополучной и созидательной экономическая деятельность, огромное значение имеет соблюдение основополагающих законов (принципов) сельского хозяйства. Имеется в виду разумное использование земельных ресурсов, оптимизация структуры размещения культур и другие вопросы.

И здесь автор вновь вынужден обратить внимание на неблагополучную ситуацию в Сибири, связанную с избыточным увлечением посевами яровой пшеницы. Так, если с 2002 по 2010 год удельный вес пшеницы в урожае зерновых и зернобобовых культур в среднем по России увеличился с 54,1 до 61,6 %, то в Омской, Новосибирской областях и Красноярском крае он в 2010 году вырос до 70,8–76,4 %, и только в Алтайском крае уменьшился с 73,7 (в 2002 году) до 65,8 % (в 2010 году). Всё это не может не сказаться негативно на общем состоянии земледелия. Агрономически необоснованное увлечение одной какой-либо культурой всегда чревато последствиями. Особенно это актуально для территорий, где развито животноводство.

Стремление как можно больше увеличить площадь посевов под пшеницей ведёт к тому, что в структуре рационов, в частности КРС, в концентратах и комбикормах начинает преобладать пшеничное зерно, а также зерноотходы этой культуры. При этом резко сокращается удельный вес в рационе зерна ячменя и овса. Хотя по урожайности серые хлеба не уступают пшенице, но размещаются после худших предшественников, особенно овёс.

От обеспеченности животных кормами зависит эффективность всей отрасли животноводства. Невозможно сколько-нибудь серьёзно говорить о стабильности животноводства без надёжной устойчивой кормовой базы, особенно в осеннее-зимне-весенний стойловый период, который в Сибири значительно более продолжителен, чем в европейской части страны.

Структура размещения по зонам Сибири основных многолетних трав должна сохранять общий принцип: одновидовых посевов мятликовых (злаковых) культур не должно быть более 10–15 %, одновидовых бобовых ценозов — не более 30–35 %. В посевах должны доминировать бобово-мятликовые травосмеси (50–60 %). В этом случае решается вопрос качества корма, кроме того посевы являются прекрасным предшественником.

Данные СибНИИ кормов позволяют совершенно по-иному выстроить всю идеологию использования огромных площадей сеяных многолетних трав. При этом появляется реальная возможность использования потенциала бобовых культур по азотфиксации. Это, несомненно, окажет положительное влияние не только на экономическую составляющую производства кормов из многолетних трав, но и в значительной степени позволит улучшить структурное состояние почвы и её плодородие. Наряду с использованием многолетних высокобелковых культур в качестве корма они могут и должны найти широкое применение в качестве зелёного удобрения за счёт использования биомассы, которая может заделываться в почву.

Наряду со значительной площадью пашни в Сибири, которая составляет 25,1 млн га, огромным ресурсом для кормопроизводства являются сенокосы (8,4 млн га) и пастбища (17,3 млн га). В Западной Сибири площадь сенокосов составляет 5,6 млн га, но эффективно и системно используются не более 0,8 млн га (14 %). При этом их урожайность, как правило, не превышает 0,7–0,8 т/га сена не всегда хорошего качества. Вместе с тем потенциал таких угодий значительно выше, но для его реализации необходимы интенсификационные мероприятия.

К сожалению, уровень ресурсного обеспечения естественных кормовых угодий совершенно неудовлетворительный. Используются предельно низкие (или не используются вообще) дозы удобрений, наблюдается острый недостаток необходимой специализированной техники для улучшения этих угодий, что ведёт к экстенсивному, а иногда и примитивному способу их использования. Это привело к тому, что продуктивность природных сенокосов не превышает 25 %, а природных пастбищ — не более 10 % от продуктивности пашни.

В связи с этим самого серьёзного внимания заслуживает многолетняя работа учёных СибНИИ кормов, направленная на повышение эффективности сенокосов методом полосного подсева трав в дернину. Естественные кормовые угодья, а также сеяные сенокосы и пастбища организуются в сенокосно-пастбищные обороты.

По данным СибНИИ кормов, можно резко повысить качество, например кукурузного силоса, за счёт добавления в массу в процессе силосования до 25 % от объёма зелёной массы галеги или 33 % массы люцерны, что позволяет получать корм с содержанием переваримого протеина на 1 корм. ед. до 100 г.

При заготовке кормов важны все приёмы и технологии повышения качества кормов. Это и насыщение агрофитоценозов высокобелковыми культурами в процессе возделывания, и своевременное скашивание травостоев с плющением растений, и досушивание провяленных трав активным вентилированием, и балансирование кормов на этапе кормоприготовления в кормоцехах, и использование химических консервантов и ферментных препаратов при закладке силоса, сенажа и влажного зерна, а также упаковка сырья в плёночные материалы и другие приёмы.

При этом важнейшим критерием и требованием, особенно в условиях Сибири, является всепогодность технологий в период заготовки кормов, без чего невозможно добиться устойчивости и высокой рентабельности отрасли.

Анализ состояния сельского хозяйства в нашей стране показывает, что исторические трансформации связаны порой с глубоким непониманием того, что село является сердцем страны, и его состояние проецируется на всё общество. А результативность сельского хозяйства в значительной степени зависит от уровня развития аграрной науки и степени использования её разработок.

Литература

  1. Кашеваров Н. И. Проблемные вопросы сельского хозяйства и кормопроизводства / Н. И. Кашеваров. — Новосибирск, 2016. — 106 с.
  2. Агротехнологии производства кормов в Сибири: практическое пособие / Н. И. Кашеваров, В. П. Данилов, Р. И. Полюдина и др. — Новосибирск: РАСХН Сиб. отд., СибНИИ кормов, 2013. — 248 с.
  3. Кукуруза в Сибири / Н. И. Кашеваров, В. С. Ильин, Н. Н. Кашеварова, И. В. Ильин. — Новосибирск, 2004. — 400 с.
  4. Кашеваров Н. И. Сибирское кормопроизводство в цифрах / Н. И. Кашеваров, В. Ф. Резников. — Новосибирск: РАСХН Сиб. отд., СибНИИ кормов, 2004. — 140 с.
  5. Елина О. Ю. Наука для сельского хозяйства в Российской империи: формы патронажа / О. Ю. Елина // ВИЕТ. — 1995. — № 1. — С.40–63.
  6. Косолапов В. М. Кормопроизводство в сельском хозяйстве, экологии и рациональном природопользовании: теория и практика / В. М. Косолапов, И. А. Трофимов, Л. С. Трофимова. — М.: Типография Россельхозакадемии, 2014. — 135 с.
  7. Справочник по кормопроизводству. 5-е изд., перераб. и дополн. / Под ред. В. М. Косолапова, И. А. Трофимова. — М.: Россельхозакадемия, 2014. — 717 с.
  8. Докучаев В. В. Из переписки В. В. Докучаева и А. А. Измаильского / В. В. Докучаев. — М.: ИИЕиТ АН СССР, 1951. — Т. 2. — 918 c.
  9. Кормопроизводство — важный фактор роста продуктивности и устойчивости земледелия / В. М. Косолапов, И. А. Трофимов, Л. С. Трофимова, Е. П. Яковлева // Земледелие. — 2012. — № 4. — С.20–22.
  10. Современное развитие системного подхода к конструированию агроландшафтов (к 150-летию со дня рождения выдающихся учёных) / В. М. Косолапов, И. А. Трофимов, Л. С. Трофимова, Е. П. Яковлева // Вестник Российской академии сельскохозяйственных наук. — 2013. — № 5. — С.11–14.
  11. Глобальные экологические процессы, стратегия природопользования и управления агроландшафтами: в сб. «Глобальные экологические процессы: мат. межд. научной конференции» / И. А. Трофимов, В. М. Косолапов, Л. С. Трофимова, Е. П. Яковлева. — М: Academia, 2012. — С.107–114.

Historical transformations and current issues of Russian agriculture and fodder production

  1. M. Kosolapov, Corresponding Member of Russian Academy of Sciences
  2. A. Trofimov, Dr. Geogr. Sc.

The All-Russian Williams Fodder Research Institute RAAS

141055, Russia, the Moscow region, Lobnya, Science Town, 1

E-mail: vniikormov@mail.ru

The paper of Kashevarov N. I. “Problem areas of agriculture and forage production” contains numerous scientific, statistical and expert materials on forage regarding the aspects and ways of agriculture development. In 1990-1998 Russia showed break-neck fall in agricultural production. Production index in agricultural sphere generally reduced by three times, for Animal Husbandry – by 49.1 % and for Crop Production – by 25-30 %. In Siberia area under cultivation amounts to 52.3 million ha or 2.2 ha per every resident including 1.0 ha of fields. Total area of farm lands includes: fields – 48 %, grasslands – 33 %, hayfields – 16 % and fallows – 3 %. Factors leading to unstable fodder production are: ignoring management systems, drastic reduction in fertilizer rates, decommissioning irrigation and drainage systems, terminating natural forage lands’ cultivation, increasing percentage of long-term perennial grasses, severe decrease in lands for silage crops, destructing perennial grasses’ seed production system, disregarding technologies of fodder conservation and storage, insufficient amount of resources, lack of personnel and shortage of statistical data on forage production. Improving efficacy of agriculture and forage production requires reasonable use of land resources, optimization of crop location structure etc. Effectiveness of agriculture and forage production is highly dependent on Agricultural Science status.

Keywords: Russia, Siberia, issue, agriculture, forage production, natural forage land, cultivated area structure, crop rotation, perennial grass.

References

  1. Kashevarov N. I. Problemnye voprosy selskogo khozyaystva i kormoproizvodstva / N. I. Kashevarov. — Novosibirsk, 2016. — 106 p.
  2. Agrotekhnologii proizvodstva kormov v Sibiri: prakticheskoe posobie / N. I. Kashevarov, V. P. Danilov, R. I. Polyudina et al. — Novosibirsk: RASKhN Sib. otd., SibNII kormov, 2013. — 248 p.
  3. Kukuruza v Sibiri / N. I. Kashevarov, V. S. Ilin, N. N. Kashevarova, I. V. Ilin. — Novosibirsk, 2004. — 400 p.
  4. Kashevarov N. I. Sibirskoe kormoproizvodstvo v tsifrakh / N. I. Kashevarov, V. F. Reznikov. — Novosibirsk: RASKhN Sib. otd., SibNII kormov, 2004. — 140 p.
  5. Elina O. Yu. Nauka dlya selskogo khozyaystva v Rossiyskoy imperii: formy patronazha / O. Yu. Elina // VIET. — 1995. — No. 1. — P.40–63.
  6. Kosolapov V. M. Kormoproizvodstvo v selskom khozyaystve, ekologii i ratsionalnom prirodopolzovanii: teoriya i praktika / V. M. Kosolapov, I. A. Trofimov, L. S. Trofimova. — Moscow: Tipografiya Rosselkhozakademii, 2014. — 135 p.
  7. Spravochnik po kormoproizvodstvu. 5-e izd., pererab. i dopoln. / Pod red. V. M. Kosolapova, I. A. Trofimova. — Moscow: Rosselkhozakademiya, 2014. — 717 p.
  8. Dokuchaev V. V. Iz perepiski V. V. Dokuchaeva i A. A. Izmailskogo / V. V. Dokuchaev. — Moscow: IIEiT AN SSSR, 1951. — Vol. 2. — 918 p.
  9. Kormoproizvodstvo — vazhnyy faktor rosta produktivnosti i ustoychivosti zemledeliya / V. M. Kosolapov, I. A. Trofimov, L. S. Trofimova, E. P. Yakovleva // Zemledelie. — 2012. — No. 4. — P.20–22.
  10. Sovremennoe razvitie sistemnogo podkhoda k konstruirovaniyu agrolandshaftov (k 150-letiyu so dnya rozhdeniya vydayushchikhsya uchenykh) / V. M. Kosolapov, I. A. Trofimov, L. S. Trofimova, E. P. Yakovleva // Vestnik Rossiyskoy akademii selskokhozyaystvennykh nauk. — 2013. — No. 5. — P.11–14.
  11. Globalnye ekologicheskie protsessy, strategiya prirodopolzovaniya i upravleniya agrolandshaftami: v sb. «Globalnye ekologicheskie protsessy: mat. mezhd. nauchnoy konferentsii» / I. A. Trofimov, V. M. Kosolapov, L. S. Trofimova, E. P. Yakovleva. — Moscow: Academia, 2012. — P.107–114.

 

Комментарии запрещены.