Влияние покровных культур на формирование урожая семян овсяницы тростниковой

УДК 633.264:631.531

Влияние покровных культур на формирование урожая семян овсяницы тростниковой

Золотарев В. Н., кандидат сельскохозяйственных наук

Переправо Н. И., кандидат сельскохозяйственных наук

ФНЦ «ВИК им. В. Р. Вильямса»

141055, Россия, Московская обл., г. Лобня, Научный городок, корп. 1

E-mail: vniikormov@mail.ru

В статье представлен краткий анализ состояния и перспективы развития семеноводства овсяницы тростниковой (Festuca arundinacea Schreb.) в России. Приведены экспериментальные данные по влиянию различных покровных культур на побегообразование, формирование структуры семенного травостоя и урожайность семян овсяницы тростниковой сорта Лира. Установлено, что посев овсяницы тростниковой под покров ячменя на зерно, вико-овсяной смеси или райграса однолетнего на зелёный корм при полных их нормах высева приводит к сильному угнетению и гибели 21‒32% всходов овсяницы. В результате этого урожайность семян овсяницы тростниковой первого года пользования при подпокровном посеве была на 41‒53% меньше, чем при беспокровном. В зависимости от последействия покровных культур, урожайность семян овсяницы второго и третьего годов пользования также уступала соответственно на 14‒27 и 30‒36% беспокровному посеву. Снижение нормы высева покровных культур на 30% приводило к уменьшению их угнетающего влияния на подсеянную овсяницу тростниковую. В первый год использования семенного травостоя овсяницы по последействию покровных культур отмечалось снижение количества генеративных побегов на 19‒40% и сборов семян — на 29‒49% по сравнению с беспокровным посевом. Во второй год пользования при беспокровном способе посева урожайность семян овсяницы по сравнению с предыдущим годом снизилась на 5%, а по последействию покровных культур ячменя и овса на зерно, вико-овсяной смеси на зелёный корм на подпокровных травостоях — возросла на 35‒76% и существенно не различалась. На третий год пользования урожайность семян относительно второго года снизилась на 6‒18% и существенно не различалась по последействию покровных культур.

Ключевые слова: овсяница тростниковая (Festuca arundinacea Schreb.), покровные культуры, урожайность, семена.

Овсяница тростниковая (Festuca arundinacea Schreb.) — многолетний рыхлокустовой верховой злак озимого типа развития. Характеризуется высокой урожайностью, долголетием, длительным периодом вегетации, относится к группе среднеспелых злаков с замедленным типом развития. Для кормопроизводства страны этот вид является относительно новой и малораспространённой для всех регионов культурой. Относительно широко она начала использоваться в растениеводстве России с начала 70-х, достигнув максимальных площадей посевов в середине 80-х годов. Так, в это время в Северо-Западном регионе страны посевы овсяницы тростниковой составляли до 10‒15% от общей площади посевов всех многолетних трав (Кирилов, 1978). В последующем, начиная с 1991 года, из-за складывающихся негативных процессов в сельском хозяйстве, усугубившихся ликвидацией с 1988 года государственного промышленного семеноводства, объёмы производства семян овсяницы тростниковой в России резко сократились и, по экспертным оценкам, составляют в настоящее время не более 550 т в год.

В последние годы востребованность семян овсяницы тростниковой в значительной мере возросла в связи с перспективностью и высокой эффективностью её использования с целью создания высокопродуктивных долголетних агрофитоценозов для развивающегося в стране в последние годы мясного животноводства. Потребность в семенах культуры для обеспечения полевого и лугового кормопроизводства оценивается не менее чем в 1,5 тыс. т ежегодно. Наряду с этим необходимость рекультивации деградированных земель в выработанных карьерах, на отвалах угольных разрезов, объектах нефтегазодобычи, торфяниках, а также обустройство транспортных коммуникаций и лесопарков, озеленение урбанизированных территорий потребует производства в ближайшей перспективе ещё дополнительно до 1 тыс. т семян овсяницы тростниковой.

Таким образом, исходя из вышеизложенного, потребность в семенах овсяницы тростниковой, прежде всего её отечественных сортов для эффективного многофункционального использования, составляет не менее 2,5 тыс. т, или около 3–5 % от общего производства семян верховых многолетних злаковых трав.

Необходимость широкого использования овсяницы тростниковой в кормопроизводстве и агроландшафтном озеленении потребует организации производства семян различных сортов этой культуры в основных регионах их районирования. При этом для увеличения объёмов производства семян овсяницы тростниковой необходима разработка агротехники её возделывания на семена с учётом биологических особенностей развития.

У многолетних злаковых трав озимого типа развития в процессе онтогенеза для вступления побега в репродуктивный период он проходит в предыдущий вегетационный сезон, в летне-осенний период кущения, фазу вегетативного укороченного побега и яровизацию (Фёдоров, 1999). При беспокровном посеве создаются оптимальные условия для развития растений злаковых трав, которые на протяжении летнего периода непрерывно кустятся, образуя к осени большое количество мощных вегетативных укороченных побегов (Михайличенко, 1987). Беспокровные посевы многолетних мятликовых трав озимого типа развития в первый год жизни не формируют урожая семян, однако при этом требуются дополнительные затраты на мероприятия по борьбе с сорняками, проведение подкашивания травостоя с целью удаления излишней вегетативной массы для предотвращения гибели растений в период перезимовки.

Посев многолетних трав под покров однолетних культур позволяет устранить недостатки беспокровного способа возделывания и обеспечивает получение дополнительной продукции в виде урожая зерновых или зелёной массы однолетних мешанок. Преимущество возделывания трав под покровом по отношению к беспокровным посевам на различных культурах выражается в уменьшении засорённости агроценозов, увеличении экономической эффективности использования пашни вследствие повышения суммарного выхода продукции (Верещагина, Воскобулова, Ураскулов, 2016; Нелюбина, Каримов, Касаткина, 2015; Скалозуб, 2012; 2014; Трофимов, Сафиоллин, 2014).

Возможность использования подпокровного способа посева определяется биологическими особенностями подсеваемых культур, их способностью компенсировать угнетённое состояние растений в подпокровный период, сформировать достаточное количество вегетативных побегов после уборки покрова и пройти яровизацию.

Анализ влияния различных видов покровных культур на рост, развитие и последующую продуктивность подсеваемых трав выявил видовую и сортовую дифференцированность их реакции. Так, райграс пастбищный тетраплоидного сорта ВИК 66 хорошо переносит конкурентные отношения с различными видами покровных культур и на следующий год формирует урожайность семян на одном уровне с беспокровными посевами (Михайличенко, Рябова, Пшонкин, 1994). У фестулолиума разных сортов выявлена разнохарактерная ценотическая реакция на подпокровный способ посева. Сорт райграсового морфотипа ВИК 90 характеризуются повышенной устойчивостью к умеренному затенению покровной культурой, после её уборки за счёт интенсивного кущения способен компенсировать отставание в развитии и на следующий год не снижает семенную продуктивность. Растения фестулолиума сорта Изумрудный овсяничного морфотипа отличаются высокой чувствительностью к угнетающему действию покровных культур, выражающемуся в ухудшении на следующий год основных элементов структуры семенного травостоя и снижении урожайности семян на 24‒49% по сравнению с беспокровным посевом (Золотарев, Переправо, 2017).

На более чувствительных к угнетающему воздействию покровных культур видах трав негативное воздействие можно уменьшить подбором более комплементарного вида (Трофимов, Сафиоллин, 2014; Вотяков, Петрук, 2013; Дружкин, Кузнецов, 2009; Нелюбина, Касаткина, Каримов, 2015; Олешко, Гаркуша, 2014). Кроме того, было установлено, что подпокровный посев с полной нормой покровных культур оказывает отрицательное влияние на развитие подсеянных злаковых трав, приводящее к снижению урожая семян во второй год жизни на 10‒60% и более по сравнению с беспокровным способом закладки семенных участков. С целью ослабления конкуренции со стороны покровных культур рекомендуется уменьшение норм их высева на 20‒40% (Михайличенко, 1987).

Цель исследований — изучить реакцию овсяницы тростниковой на подпокровный способ посева по изменению элементов структуры семенного травостоя и урожайности семян травостоев первого-третьего годов пользования.

Методика исследования. Исследования проведены в период с 1985 по 2015 год на опытном поле ВНИИ кормов им. В. Р. Вильямса с овсяницей тростниковой сорта Лира (оригинатор — ФНЦ «ВИК им. В. Р. Вильямса»). Сорт Лира мягколистный, среднеспелый, зимостойкий, влаго- и засухоустойчивый. Отличается толерантностью к основным болезням и вредителям, а также быстрым отрастанием после скашивания. Сорт предназначен для сенокосного и пастбищного использования на суходольных и низинных лугах, а также на пастбищах с любыми типами почв, пригоден для рекультивации земель и обустройства обочин дорог различного типа покрытия и лесопарковых территорий. Сбор сухого вещества — до 15 т/га, семян — в среднем 300–500 кг/га.

В качестве покровных культур на первом этапе (1985‒1989 годы) оценивались ячмень (сорт Надя, 4,5 млн шт./га всхожих семян) на зернофураж, вико-овсяная смесь (сорта Льговская 28 и Геркулес с соотношением компонентов 1,5:3,5 млн) на зелёную массу, тетраплоидный райграс однолетнего сорта Рапид (35 кг/га) на зелёную массу в рекомендуемых полных нормах высева. На втором этапе (2011‒2015 годы) изучалась эффективность использования в качестве покрова ячменя (сорт Раушан) и овса (сорт Скакун, 3,6 млн) на зернофураж, вико-овсяной смеси (сорта Луговская 98 и Скакун с соотношением компонентов 1:3) на зелёную массу, райграса однолетнего (сорт Рапид) на зелёную массу при сниженной на 30% от полной норме высева всех покровных культур. Норма высева семян овсяницы — 8 кг/га (в пересчете на 100% посевную годность), или 2,78 млн шт./га всхожих семян, способ посева обычный рядовой (15 см), поперёк рядков покровных культур.

Агротехника в опытах общепринятая для многолетних злаковых трав. Система внесения удобрений: Р45К90 — в допосевной период подготовки почвы, N30 — перед посевом и N45 — весной в годы использования травостоя на семена. Беспокровный посев (контроль) овсяницы тростниковой первого года жизни подкашивали в одни сроки с удалением с поля пожнивных остатков наиболее поздно убираемой в опыте покровной культуры, овса, после его обмолота на зерно (в зависимости от погодных условий вегетационных сезонов — 2‒3-я декады августа).

Почва опытного участка при первых двух закладках опыта в 1985‒1986 годах дерново-подзолистая, среднесуглинистая; в пахотном слое 0–22 см содержалось 152‒198 мг Р2О5 (по Кирсанову) и 65‒92 мг К2О (по Масловой) на 1 кг сухой массы, содержание гумуса — 2,3‒2,36%, легкогидролизуемого азота — 0,15%, рНсол — 5,4‒5,9. При закладках опыта в 2011‒2012 годах содержание Р2О5 и К2О в почве составляло соответственно 192–204 и 88–112 мг на 1 кг сухой массы, содержание гумуса — 2,31‒2,42%, легкогидролизуемого азота — 0,14‒0,16%, рНсол — 5,3‒5,7.

Учёты и наблюдения осуществляли согласно «Методическим указаниям по проведению исследований в семеноводстве многолетних трав» (1986). Учётная площадь одной опытной делянки составляла 25 м2, повторность четырёхкратная, размещение вариантов рендомизированное по делянкам опытного участка.

Метеорологические условия в годы проведения исследований характеризовались следующими особенностями: вегетационные периоды 1986, 1988, 1989, 2013, 2014 годов отличались повышенными температурами воздуха по сравнению со средними многолетними данными. Рост и развитие овсяницы тростниковой в 1987, 2012 годах происходили при недостатке тепла. По температурному режиму 1985, 2015 годы были близкими к среднемноголетним показателям. По количеству осадков 1985 год был близким к среднемноголетним показателям, вегетационный сезон 1987 года характеризовался избытком влаги, а в 2011, 2012, 2013, 2014 годах в летние месяцы отмечался недостаток осадков.

Статистическая обработка экспериментальных данных проводилась методом дисперсионного анализа на основании методики Б. А. Доспехова (1985) на ПЭВМ с использованием программ Excel 2000 и Statistica 5.5.

Результаты исследований. Покровные культуры при полной норме их высева оказывали сильное угнетающее действие на развитие растений овсяницы тростниковой. Отрицательное влияние покровных культур проявилось, прежде всего, в снижении освещённости овсяницы тростниковой до 18‒29% в период от фазы выхода в трубку до фазы молочной спелости зерновых злаков. Кроме того, полегание покровных культур (степень полегания до 68%) приводило к изреживанию посевов в результате элиминации (21‒32% всходов овсяницы). Локально изреживание носило характер проплешин в местах сильного полегания покровных культур.

В первый год жизни растения овсяницы тростниковой формируют только укороченные вегетативные побеги, которые, после прохождения яровизации в осенний период, на следующий год переходят в репродуктивную фазу развития. У верховых злаков от морфологического состояния побега в конце вегетационного периода зависит не только его семенная продуктивность на следующий год, но и сама возможность перехода в генеративный статус. Количество вегетативных побегов в конце вегетационного периода первого года жизни овсяницы после уборки покровных культур было на 34‒46% меньше, чем при беспокровном посеве.

Рост растений под покровными культурами отрицательно сказался на образовании генеративных органов и степени их развития на следующий год: в зависимости от вида формировалось от 218 до 243 шт./м2 побегов против 377 шт./м2 на беспокровных посевах, или на 36‒42% меньше. При этом биометрические параметры соцветий и их обсеменённость уступали беспокровным на 7‒15%.

Наибольшее отрицательное действие на овсяницу оказывал райграс однолетний, используемый на кормовые цели (при трёхукосном режиме использования). Связано это с тем, что характерной особенностью райграса однолетнего является непрерывный процесс побего- и корнеобразования в течение всего вегетационного периода. Кроме того, скашивание травостоя на зелёный корм стимулирует процесс побегообразования райграса, что приводит к более сильному угнетению сопутствующих культур. Следует отметить, что в популяции райграса однолетнего в небольшом количестве встречаются озимые формы (до 4‒18% растений), которые успешно перезимовывают и на следующий год формируют семена, что может засорять урожай овсяницы тростниковой (культурная примесь) первого года пользования (Золотарев, Катков, Чекмарёв, 2010).

Урожайность семян овсяницы тростниковой первого года пользования при подпокровном посеве была на 41‒53% меньше, чем при беспокровном (табл. 1). В связи с изреживанием травостоя и в последующие годы (на 2–3-й г.п.) семенная продуктивность подпокровных посевов, несмотря на более интенсивное побегообразование у растений в этих агроценозах, не восстанавливалась до уровня травостоя, заложенного беспокровным способом. При этом на беспокровных травостоях наиболее высокая урожайность семян формировалась в первый год пользования со снижением на 11% на второй и на 20% — на третий год (табл. 1). При возделывании под покровом сборы семян с травостоев второго года пользования по сравнению с предыдущим возросли на 20‒28%.

1. Влияние покровных культур на семенную продуктивность овсяницы тростниковой (в среднем за 1985‒1989 гг.)

Покровные культуры

Количество генеративных побегов, шт./м2

Длина соцветия, см

Масса семян со 100 соцветий, г

Урожайность семян по годам пользования травостоем, кг/га

1-й г.п.

2-й г.п.

3-й г.п.

в сумме

Беспокровный

344

22,6

0,26

581

517

467

1565

Ячмень

263

21,4

0,22

327

411

298

1036

Вика + овёс

275

21,7

0,23

344

445

306

1095

Райграс однолетний

236

21,1

0,24

272

378

327

977

НСР05

30,5

1,92

0,024

27,7

18,4

18,9

65,0

В среднем за 3 года пользования генеративных побегов овсяницы в посевах, вышедших из-под покрова различных культур при полной норме их высева, образовывалось на 20–30% меньше, в результате чего суммарный сбор семян с этих травостоев был на 30–38% ниже, чем с беспокровного посева (табл. 1).

При посеве овсяницы под покров со сниженной на 30% нормой его высева также отмечалось угнетение и замедление темпов роста и развития растений овсяницы тростниковой. Количество вегетативных побегов овсяницы первого года жизни перед окончанием вегетационного сезона после уборки покровных культур было на 31‒41% меньше по сравнению с беспокровным посевом (1373 шт./м2). При этом плотность агроценоза овсяницы при совместном возделывании с райграсом однолетним на 10‒15 % уступала густоте травостоя, вышедшего из-под других покровных культур (табл. 2).

2. Влияние покровных культур на побегообразование овсяницы тростниковой 1‒4-го годов жизни (в среднем по двум закладкам за 2011‒2015 гг.)

Покровные культуры

Количество вегетативных побегов осенью 1-го г.ж., шт./м2

Количество вегетативных побегов весной 2-го г.ж., шт./м2

Сохранность в период перезимовки, %

Количество вегетативных побегов осенью 2-го г.ж., шт./м2

Количество вегетативных побегов весной 3-го г.ж., шт./м2

Сохранность в период перезимовки, %

Количество вегетативных побегов осенью 3-го г.ж., шт./м2

Количество вегетативных побегов весной 4-го г.ж., шт./м2

Сохранность в период перезимовки, %

Беспокровный

1373

1291

94

2123

1822

86

2097

1796

86

Ячмень

917

852

93

2204

1921

87

2082

1748

84

Овёс

887

807

91

2116

1823

86

2018

1751

87

Вика + овёс

951

904

95

2195

1861

85

2052

1715

84

Райграс однолетний

812

731

90

1948

1673

86

1965

1709

87

НСР05

73,8

61,2

191,3

102,4

92,5

91,3

Условия и степень развития растений овсяницы под разными покровными культурами оказали влияние на сохранность побегов в период перезимовки. Показатели их гибели при беспокровном посеве были в одном интервале достоверности с травостоями более рано убираемых покровных культур (ячменя и вико-овсяной смеси) и составили всего 5‒7%. Изреживание побегов овсяницы в травостое в зимний период после уборки овса и особенно райграса однолетнего было более высоким и достигло соответственно 9 и 10% при изначально меньшей исходной густоте (табл. 2).

Анализ структуры травостоя овсяницы тростниковой первого года пользования показал, что даже при использовании пониженных норм высева покровных культур они оказали негативное влияние на формирование и степень развития генеративных побегов. В беспокровном травостое их количество на 19‒40% превышало подпокровные посевы (табл. 3). При этом, если биометрические параметры и обсеменённость соцветий овсяницы, возделываемой под покровом вико-овсяной смеси и ячменя, были в одном интервале достоверности показателей по сравнению с беспокровными, то по последействию овса и райграса размеры метёлок и количество выполненных семян в них были соответственно на 5‒9 и 13‒17% меньше. Вследствие этих причин урожайность семян подпокровных посевов была на 29‒49% ниже по сравнению с беспокровным способом возделывания овсяницы тростниковой (табл. 3).

3. Влияние покровных культур на формирование структуры травостоя и урожайность семян овсяницы тростниковой 1-го г.п. (в среднем за 2012‒2013 гг.)

Покровные культуры

Количество генеративных побегов, шт./м2

Длина соцветия, см

Количество семян в соцветии, шт.

Масса семян со 100 соцветий, г

Урожайность семян, кг/га

Масса 1000 семян, г

всего

в т.ч. выполненных

Беспокровный

356

23,6

148

128

25,6

543

2,18

Ячмень

239

23,2

137

111

24,2

349

2,23

Овёс

227

22,4

140

109

23,9

304

2,25

Вика + овёс

288

23,7

147

124

25,4

387

2,22

Райграс однолетний

214

21,5

135

106

23,0

276

2,27

НСР05

20,2

12,4

9,2

17,7

0,09

Регуляция плотности ценоза на популяционном уровне осуществляется за счёт обратной отрицательной связи между густотой стояния растений и интенсивностью побегообразования отдельных особей. Результаты исследований свидетельствуют, что на второй год жизни к окончанию вегетационного периода в результате внутрипопуляционных механизмов регуляции процесса кущения отмечалось выравнивание густоты травостоя по последействию всех зерновых культур: 2116‒2204 шт./м2 укороченных вегетативных побегов против 2123 шт./м2 в беспокровном посеве. По последействию райграса однолетнего в связи с большей элиминацией ювенильных растений овсяницы в первый год отмечалась тенденция к формированию менее плотного травостоя: количество стеблей уступало контролю на 175 шт./м2, или на 8%.

 

4. Структура семенного травостоя и урожайность семян овсяницы тростниковой 2 и 3-го г.п. по последействию покровных культур (в среднем за 2013‒2015 гг.)

Покровные культуры

2-й г.п.

3-й г.п.

количество генеративных побегов, шт./м2

длина соцветия, см

масса семян со 100 соцветий, г

урожайность семян, кг/га

количество генеративных побегов, шт./м2

длина соцветия, см

масса семян со 100 соцветий, г

урожайность семян, кг/га

Беспокровный

339

23,2

28,3

516

293

22,3

27,5

448

Ячмень

347

23,8

27,9

527

282

22,6

28,2

432

Овёс

350

23,5

28,1

534

284

22,9

28,4

437

Вика + овёс

340

22,9

28,4

521

278

23,1

28,7

425

Райграс однолетний

314

23,7

29,0

473

290

22,4

28,0

445

НСР05

22,3

   

32,8

18,7

   

24,6

Анализ структуры семенного травостоя овсяницы третьего года жизни весной показал, что сохранность побегов в период перезимовки была ниже на 6‒12% по сравнению с предыдущим годом жизни овсяницы и составила 85‒87%. При этом в репродуктивную стадию развития переходило 18‒19% вегетативных побегов от общего количества. За исключением райграса однолетнего существенной разницы по количеству генеративных побегов, размеру и обсеменённости соцветий, а также урожайности семян по последействию покровных культур по сравнению с контролем не отмечено (табл. 4). По последействию райграса однолетнего в травостое овсяницы тростниковой второго года пользования по сравнению с контролем формировалось на 7% генеративных побегов меньше, что привело к снижению урожайности семян на 8% (табл. 4).

При беспокровном способе посева урожайность семян овсяницы второго года пользования по сравнению с предыдущим годом снизилась на 5%, а на подпокровных травостоях за счёт увеличения количества генеративных побегов (в зависимости от вида покровной культуры) — на 18‒54%, обсеменённости соцветий (массы семян на метёлку) — на 12‒20%, урожайность возросла на 35‒76% (табл. 3, 4). То есть при подпокровном способе посева растения овсяницы тростниковой своего полного развития в генеративной сфере достигают только на третий год жизни.

У многолетних злаковых трав с увеличением возраста семенных травостоев в результате процессов естественного старения наблюдается деградация растений, выражающаяся в уменьшении интенсивности кущения, снижении числа плодоносящих побегов, величины соцветий и количества завязываемых семян. Динамика продуктивного долголетия у разных видов определяется биологическими особенностями.

На четвёртый год жизни овсяницы тростниковой густота ценоза весной по сравнению с осенью предыдущего года снизилась на 14‒16%, то есть показатель сохранности побегов в период перезимовки остался на уровне предыдущего года. При этом плотность стеблестоя весной по отношению к аналогичному показателю травостоя третьего года жизни уменьшилась в среднем всего на 6%. В генеративную фазу развития переходило 16‒17% от общего количества вегетативных побегов, и по сравнению с предыдущим годом их число снизилось на 8‒19% (табл. 4). Вследствие этого урожайность семян также снизилась на 6‒18% и существенно не различалась по последействию покровных культур.

Таким образом, овсяница тростниковая является высокочувствительной культурой к конкурентному действию покровных культур. Наиболее полную реализацию её потенциала по семенной продуктивности обеспечивает только беспокровный способ посева. При высеве овсяницы тростниковой под покров однолетних культур в полной норме их высева её травостой изреживается на 21‒32%, что приводит к существенному ухудшению основных показателей структуры семенного травостоя и снижению сборов семян на протяжении 3 лет пользования на 30‒38% по сравнению с беспокровным способом посева. Использование в качестве покрова ячменя, овса на зернофураж или вико-овсяной смеси на зелёный корм со сниженными на 30% нормами высева также приводит к уменьшению урожайности семян овсяницы тростниковой на 29‒44% в первый год использования травостоя. Во второй-третий годы использования негативное последействие разреженных покровных культур прекращается. Райграс однолетний при сниженной норме высева по сравнению с зерновыми культурами и мешанкой оказывает наиболее сильное угнетающее влияние на растения овсяницы, приводящее к формированию более низкой урожайности семян в первые 2 года использования травостоя на 49 и 8% соответственно.

Работа выполнена по теме исследований АААА-А18-118042890141-3.

Литература

  1. Кириллов Ю. И. Овсяница тростниковая на корм / Ю. И. Кириллов. — Л.: «Колос», 1978. — 88 с.
  2. Фёдоров А. К. Биология развития кормовых растений / А. К. Фёдоров. — М.: Издательство Российского университета дружбы народов, 1999. — 208 с.
  3. Михайличенко Б. П. Промышленное семеноводство многолетних трав в Нечерноземье / Б. П. Михайличенко. — М.: Россельхозиздат, 1987. — 141 с.
  4. Верещагина А. С. Влияние покровной культуры, способа посева и нормы высева на засорённость посевов эспарцета / А. С. Верещагина, Н. И. Воскобулова, Р. Ш. Ураскулов // Вестник мясного скотоводства. — 2016. — № 1 (93). — С.135‒138.
  5. Тимошкина О. Ю. Экономическая эффективность возделывания донника волосистого на кормовые и семенные цели / О. Ю. Тимошкина, О. А. Тимошкин, А. С. Авдонин // Достижения науки и техники АПК. — 2013. — № 9. — С.49‒52.
  6. Нелюбина Ж. С. Влияние покровной культуры на семенную продуктивность лядвенца рогатого в условиях Среднего Предуралья / Ж. С. Нелюбина, Н. И. Касаткина, А. Ф. Каримов // Вестник НГАУ. — 2015. — № 4 (37). — С.40‒45.
  7. Олешко В. П. Сроки посева, покровные культуры и густота стояния люцерны при возделывании на семена / В. П. Олешко, А. А. Гаркуша // Сибирский вестник сельскохозяйственной науки. — 2014. — № 1. — С.56‒63.
  8. Скалозуб О. М. Влияние покровных культур на экономическую эффективность возделывания донника белого на семена / О. М. Скалозуб // Вестник Алтайского государственного аграрного университета. — 2012. — № 6 (9). — С.27‒29.
  9. Скалозуб О. М. Влияние способов посева на продуктивность клевера лугового в условиях степной зоны Приморского края / О. М. Скалозуб // Вестник Алтайского государственного аграрного университета. — 2014. — № 9 (119). — С.14‒17.
  10. Кшникаткина А. Н. Влияние покровных культур и сроков их уборки на формирование семенной продуктивности клевера паннонского (Trifolium pannonicum Jacg.) / А. Н. Кшнишаткина // Земледелие. — 2016. — № 8. — С.39‒41.
  11. Трофимов Н. В. Сравнительная оценка семенной продуктивности овсяницы луговой в покровных и беспокровных посевах на серых лесных почвах Республики Татарстан / Н. В. Трофимов, Ф. Н. Сафиоллин // Зерновое хозяйство. — 2014. — № 2. — С.34‒37.
  12. Михайличенко Б. П. Особенности выращивания райграса пастбищного на семена / Б. П. Михайличенко, В. Э. Рябова, М. Ю. Пшонкин // Селекция и семеноводство. — 1994. — № 3. — С.47‒49.
  13. Золотарев В. Н. Реакция сортов фестулолиума различных морфотипов на подпокровный способ посева при возделывании на семена / В. Н. Золотарев, Н. И. Переправо // Кормопроизводство. — 2017. — № 10. — С.37‒42.
  14. Вотяков А. О. Продуктивность многолетних трав при использовании разных покровных культур в Новосибирской области / А. О. Вотяков, В. А. Петрук // Кормопроизводство. — 2013. — № 3. — С.12‒13.
  15. Дружкин А. Ф. Продуктивность люцерны в зависимости от традиционных и редких видов покровных культур в Заволжье / А. Ф. Дружкин, П. А. Кузнецов // Аграрный научный журнал. — 2009. — № 12. — С.20‒23.
  16. Нелюбина Ж. С. Продуктивность лядвенца рогатого в зависимости от покровной культуры в условиях Среднего Предуралья / Ж. С. Нелюбина, Н. И. Касаткина, А. Ф. Каримов // Кормопроизводство. — 2015. — № 11. — С.21‒24.
  17. Олешко В. П. Сроки посева, покровные культуры и густота стояния люцерны при возделывании на семена / В. П. Олешко, А. А. Гаркуша // Сибирский вестник сельскохозяйственной науки. — 2014. — № 1. — С.56‒63.
  18. Методические указания по проведению исследований в семеноводстве многолетних трав / М. А. Смурыгин и др. — М.: ВИК, 1986. — 135 с.
  19. Доспехов Б. А. Методика полевого опыта (с основами статистической обработки результатов исследований) / Б. А. Доспехов. — М.: Агропромиздат, 1985. — 351 с.
  20. Золотарев В. Н. Культура райграса однолетнего: биология, селекция, семеноводство, использование в кормопроизводстве / В. Н. Золотарев, В. А. Катков, П. А. Чекмарёв. — М.: ФГБНУ «Росинформагротех», 2010. — 332 с.

Seed productivity of tall fescue as affected by cover crops

Zolotarev V. N., PhD Agr. Sc.

Perepravo N. I., PhD Agr. Sc.

“VIK” n. a. V. R. Williams

141055, Russia, the Moscow region, Lobnya, Science Town, 1

E-mail: vniikormov@mail.ru

This report has a short review of state and promising aspects in seed production of tall fescue (Festuca arundinacea Schreb.) in Russia. The influence of various cover crops was tested on tall fescue “Lira” regarding its shoot and seed formation as well as seed yield. Standard seeding rates of such cover crops as barley, vetch-oats mixture or annual ryegrass resulted in tall fescue loss of 21‒32%. Seed yield of tall fescue was 41‒53% lower in the first year, compared to pure sowing. Seed productivities in the second and third year were also 14‒27 and 30‒36% lower, respectively, compared to open sowing. Reduction in seeding rate of cover crops by 30% led to better performance of tall fescue. Number of generative shoots and seed yield dropped by 19‒40 and 29‒49% in the first year, respectively, compared to pure sowing. Second year showed decrease in seed yield of open sowing by 5%, compared to the previous year while productivity of tall fescue improved by 35‒76%, affected by cover crops and varied insignificantly. Seed productivity decreased by 6‒18% in the third year, compared to the second one and showed no significant variation with regard to cover crop effect.

Keywords: tall fescue (Festuca arundinacea Schreb.), cover crop, productivity, seed.

References

1. Kirillov Yu. I. Ovsyanitsa trostnikovaya na korm / Yu. I. Kirillov. — Leningrad: “Kolos”, 1978. — 88 p.

2. Fedorov A. K. Biologiya razvitiya kormovykh rasteniy / A. K. Fedorov. — Moscow: Izdatelstvo Rossiyskogo universiteta druzhby narodov, 1999. — 208 p.

3. Mikhaylichenko B. P. Promyshlennoe semenovodstvo mnogoletnikh trav v Nechernozeme / B. P. Mikhaylichenko. — Moscow: Rosselkhozizdat, 1987. — 141 p.

4. Vereshchagina A. S. Vliyanie pokrovnoy kultury, sposoba poseva i normy vyseva na zasorennost posevov espartseta / A. S. Vereshchagina, N. I. Voskobulova, R. Sh. Uraskulov // Vestnik myasnogo skotovodstva. — 2016. — No. 1 (93). — P.135‒138.

5. Timoshkina O. Yu. Ekonomicheskaya effektivnost vozdelyvaniya donnika volosistogo na kormovye i semennye tseli / O. Yu. Timoshkina, O. A. Timoshkin, A. S. Avdonin // Dostizheniya nauki i tekhniki APK. — 2013. — No. 9. — P.49‒52.

6. Nelyubina Zh. S. Vliyanie pokrovnoy kultury na semennuyu produktivnost lyadventsa rogatogo v usloviyakh Srednego Preduralya / Zh. S. Nelyubina, N. I. Kasatkina, A. F. Karimov // Vestnik NGAU. — 2015. — No. 4 (37). — P.40‒45.

7. Oleshko V. P. Sroki poseva, pokrovnye kultury i gustota stoyaniya lyutserny pri vozdelyvanii na semena / V. P. Oleshko, A. A. Garkusha // Sibirskiy vestnik selskokhozyaystvennoy nauki. — 2014. — No. 1. — P.56‒63.

8. Skalozub O. M. Vliyanie pokrovnykh kultur na ekonomicheskuyu effektivnost vozdelyvaniya donnika belogo na semena / O. M. Skalozub // Vestnik Altayskogo gosudarstvennogo agrarnogo universiteta. — 2012. — No. 6 (9). — P.27‒29.

9. Skalozub O. M. Vliyanie sposobov poseva na produktivnost klevera lugovogo v usloviyakh stepnoy zony Primorskogo kraya / O. M. Skalozub // Vestnik Altayskogo gosudarstvennogo agrarnogo universiteta. — 2014. — No. 9 (119). — P.14‒17.

10. Kshnikatkina A. N. Vliyanie pokrovnykh kultur i srokov ikh uborki na formirovanie semennoy produktivnosti klevera pannonskogo (Trifolium pannonicum Jacg.) / A. N. Kshnishatkina // Zemledelie. — 2016. — No. 8. — P.39‒41.

11. Trofimov N. V. Sravnitelnaya otsenka semennoy produktivnosti ovsyanitsy lugovoy v pokrovnykh i bespokrovnykh posevakh na serykh lesnykh pochvakh Respubliki Tatarstan / N. V. Trofimov, F. N. Safiollin // Zernovoe khozyaystvo. — 2014. — No. 2. — P.34‒37.

12. Mikhaylichenko B. P. Osobennosti vyrashchivaniya raygrasa pastbishchnogo na semena / B. P. Mikhaylichenko, V. E. Ryabova, M. Yu. Pshonkin // Selektsiya i semenovodstvo. — 1994. — No. 3. — P.47‒49.

13. Zolotarev V. N. Reaktsiya sortov festuloliuma razlichnykh morfotipov na podpokrovnyy sposob poseva pri vozdelyvanii na semena / V. N. Zolotarev, N. I. Perepravo // Kormoproizvodstvo. — 2017. — No. 10. — P.37‒42.

14. Votyakov A. O. Produktivnost mnogoletnikh trav pri ispolzovanii raznykh pokrovnykh kultur v Novosibirskoy oblasti / A. O. Votyakov, V. A. Petruk // Kormoproizvodstvo. — 2013. — No. 3. — P.12‒13.

15. Druzhkin A. F. Produktivnost lyutserny v zavisimosti ot traditsionnykh i redkikh vidov pokrovnykh kultur v Zavolzhe / A. F. Druzhkin, P. A. Kuznetsov // Agrarnyy nauchnyy zhurnal. — 2009. — No. 12. — P.20‒23.

16. Nelyubina Zh. S. Produktivnost lyadventsa rogatogo v zavisimosti ot pokrovnoy kultury v usloviyakh Srednego Preduralya / Zh. S. Nelyubina, N. I. Kasatkina, A. F. Karimov // Kormoproizvodstvo. — 2015. — No. 11. — P.21‒24.

17. Oleshko V. P. Sroki poseva, pokrovnye kultury i gustota stoyaniya lyutserny pri vozdelyvanii na semena / V. P. Oleshko, A. A. Garkusha // Sibirskiy vestnik selskokhozyaystvennoy nauki. — 2014. — No. 1. — P.56‒63.

18. Metodicheskie ukazaniya po provedeniyu issledovaniy v semenovodstve mnogoletnikh trav / M. A. Smurygin et al. — Moscow: VIK, 1986. — 135 p.

19. Dospekhov B. A. Metodika polevogo opyta (s osnovami statisticheskoy obrabotki rezultatov issledovaniy) / B. A. Dospekhov. — Moscow: Agropromizdat, 1985. — 351 p.

20. Zolotarev V. N. Kultura raygrasa odnoletnego: biologiya, selektsiya, semenovodstvo, ispolzovanie v kormoproizvodstve / V. N. Zolotarev, V. A. Katkov, P. A. Chekmarev. — Moscow: FGBNU “Rosinformagrotekh”, 2010. — 332 p.

Обсуждение закрыто.